Архив
Поиск
Press digest
23 января 2020 г.
11 марта 2005 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Масхадов, Россия и Запад

Убийство командира чеченских повстанцев Аслана Масхадова может изменить отношение Запада к политике России в Чечне. Российский президент Владимир Путин заявляет о победе над терроризмом и сепаратизмом в мятежной республике. Но Путин получил и другие козыри - он лишил Запад его любимого "умеренного" кандидата в среде чеченских повстанцев и усилил позиции прокремлевского режима в Грозном.

Убийство Масхадова изменило политическую ситуация в Чечне. Согласно ряду источников в Чечне и Москве, назначен приемник Масхадова, в соответствии с указом, который Масхадов подписал год назад. Новым лидером стал малоизвестный шейх Абдул Халиме Сайдулаев, председатель чеченского шариатского суда. Ряд российских источников утверждают, что Сайдулаев является выходцем из Саудовской Аравии, но чеченские источники называют его чеченцем.

Оценка ситуации в Чечне международным сообществом также изменилась. Кого может поддерживать Запад в Чечне для того, чтобы вынудить Кремль пойти на политический диалог о завершении конфликта, который продолжается вот уже 10 лет? Для многих на Западе смерть Масхадова означает утраченную возможность на установление мира в Чечне. Но у Кремля другие политические соображения. Сегодня, после того, как Масхадова убрали со сцены, достичь политического решения чеченского конфликта стало практически невозможно, и это дает Путину повод для продолжения его бескомпромиссной политики в Чечне.

Детали гибели Масхадова остаются неясными. Был ли он убит в ходе "спецоперации" или федеральные силы наткнулись на него случайно и казнили? Умер ли он в селении Толстой-Юрт, как утверждают российские власти, или в каком-либо другом месте? Правдивы ли сообщения, что Масхадов и другие повстанцы планировали большую атаку на федеральные силы? Некоторые говорят о том, что Масхадова убили несколькими днями раньше, и затем российские спецслужбы в пропагандистских целях инсценировали гибель Масхадова в селении Толстой-Юрт. Единственный факт, с которым согласны все - это то, что во вторник Масхадов был убит.

Стоит подумать и том, почему Масхадова убили именно сейчас. Во время своей встречи с канцлером Германии Герхардом Шредером в конце прошлого года Владимир Путин утверждал, что он открыт для предложений Евросоюза по прекращению кризиса в Чечне. В то время появился шанс на переговоры между Кремлем и Масхадовым. Но теперь это невозможно, и Кремль такая ситуация устраивает лучше всего.

Был ли Масхадов "умеренным"? Масхадов был многолик, что создавало разные мнения о нем. Представитель Масхадова на Западе Ахмед Закаев постоянно обращал внимание на гуманность Масхадова и на то, что Масхадов всегда находился в оппозиции к Шамилю Басаеву.

Масхадов осудил теракт в Беслане и поставил этот теракт в вину экстремистам. В то же время утверждается, что перед трагедией в Беслане Масхадов говорил: "Мы способны проводить операции в Ичкерии, Ингушетии и России, и мы докажем это". Ряд московских экспертов придерживаются мнения, что попытка представить Масхадова как "умеренного лидера" на самом деле является просто хитрой уловкой, с тем чтобы выставить Масхадова в роли "хорошего полицейского", а Басаева - в роли "плохого полицейского".

Сегодня Запад оказался в тупике. После смерти Масхадова Запад утверждает, что теперь количество террористических актов в Чечне увеличится, группировки повстанцев будут настроены более радикально и, что самое важное, эти группировки обратятся за помощью к иностранным боевикам. Может ли Запад при таких обстоятельствах поддерживать кого-либо из лидеров чеченских повстанцев?

Поддерживать Шамиля Басаева нельзя. В этом и заключается стратегия Кремля. После смерти Масхадова Кремль поставил перед Западом вопрос: "Вы с нами или против нас в борьбе с терроризмом?"

Также Западу придется по-другому посмотреть на чеченского президента Алу Алханова, которого поддерживает Кремль. Хотя Алханов и не пользуется всенародной любовью в Чечне, он тем не менее является всенародно избранным лидером. Кремль называл Масхадова террористом, но самую большую угрозу Масхадов представлял для прокремлевского режима Чечни. После смерти Масхадова политика Кремля по "чеченизации" - передаче власти в республике в руки чеченцев, которую начали проводить в 2004 году, еще до убийства Ахмада Кадырова, получила новый импульс.

Уже не так важно, был ли Масхадов убит случайно или же это была спланированная акция с целью помешать ему что-либо сделать как "умеренному" лидеру. После удаления Масхадова с политической сцены инициатива оказалась в руках Кремля, и теперь Западу приходится переосмысливать свое отношение к чеченской проблеме. Путин лишил козыря тех на Западе, кто сочувствует чеченским повстанцам. Но сработают планы Путина или нет - это совершенно другой вопрос.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru