Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
12 августа 2004 г.

Лорэн Милло | Libération

"Патриотизм через игру" по-путински

"Внимание, внимание! Нарушена граница Российской Федерации. Всем взводам срочно собраться на площадке..." На часах - семь утра. В "Орленке", самом знаменитом из бывших пионерских лагерей, распложенном на Черноморском побережье, день начинается с учебной тревоги.

На территорию соседнего военно-спортивного лагеря "Дозорный" заброшены пять "шпионов", и теперь ребята, которых только что вытащили из спален, должны их поймать. "Соблюдайте осторожность! Первый взвод, оставайтесь в лесу! Второй взвод, охраняйте российское знамя! Равнение направо! Шагом марш!" Разделенные на взводы по 25 человек, еще сонные мальчики и девочки 11-15-летнего возраста, получают первые приказы и уходят в лесную чащу ловить шпионов.

Кое-что они умеют. "Ищите как следует! Вон там, за оградой, посмотри хорошенько... Шпион мог спрятаться где угодно", - не оставляет их в покое инструктор. В конце концов ребята находят пятерых лазутчиков, одетых в камуфляжную форму, и бросаются на них. "Я тебя убью!" "Гад!" "Сейчас ты у меня заговоришь!" Дети очень возбуждены. "Вы должны выудить у них секретные сведения, - продолжают инструкторы. - Как заставить их говорить правду?" "Мы будем их пытать!" - радостно кричат мальчишки и заламывают одному из пленников руку за спину: кое-что они уже умеют. "Потише! Руку сломаете!" - умоляет жертва, вынужденная напомнить, что это всего лишь игра. Инструктор вмешивается: "С пленными надо обращаться более уважительно. Враг - это все-таки тоже человек".

В советское время, чтобы попасть в этот легендарный летний лагерь, нужно было быть образцовым пионером или комсомольцем. "Орленок" пережил крах коммунизма и сегодня живет новой жизнью, посвятив себя делу патриотического воспитания. "В начале 90-х "Орленок" чуть не прекратил свое существование: его могли распродать по кусочкам", - рассказывает директор лагеря Александр Джеус.

Он владеет целой империей из семи лагерей (в общей сложности - 2500 мест), каждый из которых имеет свой тематический профиль. "Однако команда держалась до тех пор, пока государство не спохватилось и не приняло в 1996 году новую программу развития детских лагерей. В этом году у нас все места заняты. Я вынужден отключать телефон, чтобы не беседовать с родителями, которые упорно хотят посылать своих детей именно к нам".

В советские времена родители чаще всего могли только мечтать об "Орленке", доступном только для элиты молодежных коммунистических организаций (или для людей со связями). Сегодня, чтобы отправить своего ребенка в патриотический лагерь, им достаточно просто заплатить деньги. Летом большинство "орлят" гостит здесь за деньги. Путевка на 3-недельную смену обходится в 17 тысяч рублей (что в два раза превышает зарплату среднего россиянина). В остальное время года работу центра обеспечивает государство, которое ежегодно оплачивает отдых 14600 детей со всех уголков страны. Как правило, кандидаты проходят конкурс: из них хотят сделать "российских лидеров XXI века".

"В первую очередь дети приезжают сюда отдохнуть, - уверяет директор. - Но, развлекая их, мы также учим их уважению к окружающим, терпимости, любви к родине, бережному отношению к природе. Многие дети, когда приезжают сюда, даже не знают российского гимна. На третий день они уже все его выучивают. Для нас гимн, знамя - это святыни. Очень важно привить им любовь к родине".

Вместо красных пионерских галстуков дети и вожатые носят галстуки с символикой России - бело-сине-красные. Идеология, воспитываемая "через игру" - это уже не марксизм-ленинизм, а российский патриотизм и здоровый образ жизни: то, что Владимир Путин предлагает сегодня России. Портрет президента в "орлином" галстуке украшает стол в кабинете директора. Путин потому и оказал им честь, приехав к ним в прошлом году, что "он делает ставку на наш лагерь", - уверен директор.

"Хорошо, что дети учатся тому, как вести себя в любой ситуации", - говорит 28-летняя Светлана Севастьянова, руководитель лагеря военно-патриотического воспитания. Этим утром, в перерыве между ловлей шпионов и пляжем, дети под руководством пограничников учатся собирать и разбирать автомат Калашникова. Восторженные мальчишки расталкивают друг друга: каждому хочется поиграть с тем самым оружием, которое продолжает воевать в Чечне - за 500 километров отсюда.

"Россия не ведет войну в Чечне", - вежливо поправляет меня Светлана, с улыбкой повторяя слово в слово ложь путинской пропаганды. "Мы просто пытаемся навести там порядок". Лариса, пресс-секретарь лагеря, бдительно следит, чтобы наш репортаж был "объективным". Она уточняет официальную линию: "Действительно, географически мы находимся не очень далеко от Чечни. Но здесь, как вы видите, все спокойно. Здесь, в лагере, мы не ощущаем этой проблемы и не говорим о ней".

"Добрый народ". "Кто идет?" "Куда вы направляетесь?" "Нужна ли вам помощь?" У выезда из лагеря "Дозорный" 14-летняя девчушка стоит на часах и задает проходящим дежурные вопросы. "Когда я приехала, меня немного удивили все эти военные дела, - говорит Рема, старательно заполняя свой вопросник. - Но мне это очень нравится. Идти строем под российским знаменем - это так волнительно! И потом, я знаю, что для меня это редкий случай, потому что я не намерена служить в армии. Вообще-то я хотела бы пожить во Франции!" - смеясь, признается девочка.

"Для нас Россия - лучшая страна в мире", - вмешивается 14-летний Владимир, стоящий вместе с ней на часах. "Мы - народ хороший, честный и добрый - продолжает мальчуган. - До приезда сюда мне не очень-то хотелось идти в армию. Но теперь я уверен, что пойду в армию, чтобы служить своей стране. Здесь я понял, что я - не слабак".

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru