Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
12 декабря 2007 г.

Дэвид Херст | The Guardian

Шезлонги на палубе "Титаника"

Теперь мы знаем практически все что нужно о том, как Владимир Путин намерен завершить свой второй срок на президентском посту. Назначенный им преемник Дмитрий Медведев станет президентом, а Путин вернется к прежней работе в роли премьер-министра. Россией будут править два царя, однако трудно не догадаться, кто из них будет главным. Подобный шаг говорит о преемственности и стабильности - по крайней мере, в ближайшее время.

В долгосрочной перспективе все может оказаться по-другому. Чтобы Путин в роли премьера продолжал контролировать внутреннюю и внешнюю политику России, между ним и президентом должно существовать полное взаимопонимание. Если конституция останется неизменной, то президент будет являться верховным главнокомандующим и у него же останется право распустить правительство и назначить новое.

Обычно именно президент представляет Россию за рубежом. Путинизм последних восьми лет во многом сводился к противостоянию с Западом, и сложно представить, что Путин откажется от излюбленной роли. Это одна из причин, по которой нельзя исключать значительного перераспределения полномочий между президентом и премьер-министром. По названию Россия станет парламентской республикой. В действительности, источник власти просто переместится на пару сотен ярдов - из одного кабинета в другой.

При этом новая должность обладает одним очевидным преимуществом: она даст Путину простор для маневра. Если дела пойдут плохо, Медведев с готовностью примет удар на себя, созовут выборы, на которых к власти вернется сами-знаете-кто (конституция запрещает только два срока подряд). Если все будет идти хорошо, Путин сможет отойти от власти и начать новую жизнь. Оба варианта возможны.

Когда в России появляется новый лидер, есть искушение смотреть на него сквозь розовые очки. Медведев в этом случае кажется более безопасным выбором, чем альтернатива в виде Сергея Иванова, бывшего министра обороны. 42-летний юрист не связан с КГБ и не входит в число "силовиков" - кремлевской группы, которая представляет интересы силовых ведомств. Но эти суждения столь же непрочны, как и роли, которые играют представители российской элиты. Когда Путин выходил на политическую арену, Запад посчитал, что он станет тихим исполнителем, который продолжит политику ельцинской эпохи. Оказалось, что не тут-то было.

Стоит напомнить, что при столь поспешных суждениях из поля зрения ускользает реальное положение в стране. Деньги, полученные от продаж нефти и газа, по-прежнему улетают за пределы России, как в недобрые старые времена Ельцина. Инвестиции в инфраструктуру и промышленность составляют лишь малую часть необходимого. Электростанции приватизируются, а линии передач разрушаются от старости. Посмотрите на каждодневные пробки на московских дорогах - в них едва ли заметишь русскую машину. Volvo или Mercedes продаются отлично, но сборка зарубежных автомобилей приносит экономике мало пользы. Россия не производит даже запчастей. Нефтегазовая промышленность также работает неэффективно. Как утверждают московские экономисты, если цены на нефть упадут до 50 долларов за баррель, российский платежный баланс очень скоро станет бледным и нездоровым - по сути, таким, каким был при Ельцине.

Демократия не установится в России до тех пор, пока она снова не поднимется на ноги - во всех отношениях. Боязнь кризиса, развала или очередной войны на Кавказе сохраняется до сих пор, несмотря на энергетический бум (а возможно, как раз из-за него). Для очень ограниченного числа людей богатство - зачастую достигающее неприличных размеров - служит единственным надежным способом укрыться от хаоса повседневной жизни. Инфляция бодро галопирует, большая часть населения с трудом выкраивает деньги на непрерывно дорожающие продукты, жилье, электричество и отопление. А заплатить нужному врачу, чиновнику или судье уже невозможно. Правосудие - услуга для богатых. Сам за себя говорит такой факт: притом что Путин пользуется высоким уровнем общественной поддержки, россияне не доверяют больше ни одному уровню власти. Бывший правительственный чиновник сообщил мне, что, по его подсчетам, 35% денег от любого правительственного контракта теряется из-за коррупции.

Патернализм, национализм, царизм - комментаторы охотно вешают эти ярлыки, описывая ситуацию в России. Но если Россия - националистическая страна, то ей еще предстоит выработать промышленную, оборонную и внешнюю политику, которая бы защищала национальные интересы. Когда государство начнет это делать, численность населения перестанет сокращаться, правительство станет менее коррумпированным и гораздо меньшее значение, чем сегодня, будут иметь мнения или высказывания о России из-за рубежа.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru