Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
12 декабря 2007 г.

Редакция | The New York Times

Политика в путинском стиле

Игра в "угадайку" в советском духе по поводу передачи президентской власти в России на этой неделе, казалось, почти завершилась: президент Владимир Путин поддержал кандидатуру своего верного протеже Дмитрия Медведева, а Медведев затем объявил, что после своего избрания назначит Путина премьер-министром.

Российские обозреватели быстро заявили, что российский народ жаждет стабильности - и Путина - гораздо больше, чем демократии, и именно таковы его чаяния. Конечно, Путин занимает господствующие позиции на российском телевидении, почти во всех остальных СМИ и во всей политической системе страны, так что любой, на котором нет его грифа "Одобряю" поневоле будет ассоциироваться с опасной неизвестностью.

Все могло обернуться и хуже. Конституция запрещает Путину баллотироваться на третий срок, и существовали опасения, что он или его союзники найдут способ вырвать из документа эту главу, дабы он смог остаться у власти. У нас отлегло от сердца, когда он, как представляется, отказался от этого шага, который знаменовал бы движение по совершенно неверному пути.

Кроме того, Путин мог бы выбрать кого-то подобного себе - человека из спецслужб, громилу. Однако его престолонаследник - в данный момент первый вице-премьер и председатель совета директоров российского газового монополиста "Газпром" - это бывший преподаватель юриспруденции, питающий, по слухам, симпатию к Западу.

В заслугу Медведеву вменяется то, что он хорошо справляется с распределением шальных прибылей, которые в последние годы служат движущей силой для российской экономики. Он также высказывался за интеграцию России в мировую экономику и ставил под вопрос качество экономики, в которой доминируют государственные предприятия. Это не помешало "Газпрому" под руководством Медведева использовать поставки газа, чтобы попытаться шантажировать непокорных в политическом отношении соседей.

Пожалуй, важнее всего то обстоятельство, что Медведев обязан Путину всей своей политической карьерой и воспринимается как относительно слабая фигура без личной опоры. Это наводит на мысль, что после мартовских выборов Путин еще долго будет пользоваться реальной властью. Будем рады, если это предположение не оправдается.

Путин перерос своего патрона Бориса Ельцина. Возможно, что и Медведев перерастет своего патрона и развернет в обратную сторону авторитаризм, который стал лейтмотивом восьми лет президентства Путина.

Медведев может начать доказывать, что он сам себе хозяин, настояв, чтобы Кремль снял ограничения с прессы, неправительственных организаций и оппозиционных политических партий, дабы стала возможной реальная президентская гонка.

Наряду с благополучием, которое принесла нефть, все еще существует прочный фундамент для строительства реальной демократии, которая могла бы обеспечить россиянам истинную, долгосрочную стабильность. Любой, кто следил за трудным продвижением России в последние 20 лет, поостережется чересчур надеяться на Медведева как на демократа-реформатора. Но будем надеяться на неожиданность.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru