Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
12 марта 2003 г.

Редакция | The Wall Street Journal

Французская рулетка

У иракского кризиса есть одна особенность: тонкость и нюансы больше не являются составляющими французской дипломатии. В понедельник вечером президент Жак Ширак довел свою позицию до логического конца, практически не оставив себе пространства для маневра. "Вне зависимости от обстоятельств мы будем голосовать против новой резолюции ООН, устанавливающей Саддаму срок для ее исполнения", ? заявил Ширак.

Ширака не обвинишь в том, что он мутит воду. Вчера инспектора ООН с некоторым опозданием представили новые доказательства явного наличия в Ираке программы по созданию оружия массового уничтожения, сообщив, что обнаружили два больших беспилотных летательных аппарата, которые могут распылять химические или биологические агенты. Но подобные открытия не повлияют на мнение Парижа. Равно как и напоминания о том, что принятая в ноябре прошлого года Советом безопасности резолюция 1441 дает Ираку "последнюю возможность подчиниться", а не предлог для проволочек. Как отметил британский премьер-министр Тони Блэр, "мысль, которую пытаются довести до Саддама ? "ты заблуждаешься"".

При всей своей внезапной целеустремленности, Франция, тем не менее, явно прилагает массу дипломатических усилий, чтобы ей не пришлось делать решительные шаги при новом голосовании. Сначала Париж попытался заблокировать вынесение на обсуждение второй резолюции, устанавливающей Саддаму крайний срок. В последние дни министр иностранных дел Доминик де Виллепен летает по африканским странам и терзает телефоны, стремясь получить голоса "против" в количестве, которое дало бы возможность расстроить англо-американские планы, не используя права вето. Получается у него не слишком хорошо. По-видимому, голосование будет примерно равным. Блеф Ширака можно охарактеризовать словами "чем раньше, тем лучше".

Эта перспектива приводит в ужас утонченных дипломатов с набережной Орсей. Президент берет на себя огромный риск, впервые со времени Суэцкого кризиса 1956 года угрожая наложить вето на американскую резолюцию в ООН. В самом широком смысле, ущерб интересам Франции может иметь далеко идущие последствия.

Восстановление отношений с Америкой после этого кризиса займет длительное время. Американские дипломаты в Европе считают, что Францию, в отличие от Германии Герхарда Шредера, пригласят восстанавливать Ирак. Французы тоже понимают, что они могут заслужить прощение, вернувшись позже с деньгами или миротворцами. Французский чиновник сказал нам: "Мы подождем, американцам мы еще понадобимся". Может статься, но эти домыслы, касающиеся американского подхода, выглядят сомнительными.

Последствия вето будут серьезными. Как сообщает имеющий надежные источники сатирический еженедельник Le Canard Enchaine, сам г-н Виллепен в конце февраля в частной беседе с законодателями сказал: "Использовать вето ? все равно что стрелять американцам в спину". Негативное отношение американского общества, уже очень сильное, усилится, а возможно, вмешается и Конгресс. Тогда стоимость Франции и ее компаний будет измеряться в евро с центами. Французские оборонные фирмы начали выбираться на крупнейший в мире рынок военной продукции, но ведь двери могут и захлопнуться.

Что касается одолжений, которые будут делаться Франции после какого бы то ни было конфликта в Ираке, трудно предположить, что новое правительство в Багдаде проявит симпатии по отношению к стране, которая предпринимала серьезные дипломатические усилия, стремясь оставить Саддама у власти. А если Ирак действительно станет основой нового порядка на Ближнем Востоке, позиции Франции едва ли хороши для того, чтобы существенно влиять на события. Таковы достижения французской "реальной политики".

Французы отвечают, что исход войны не предрешен, и будущее региона остается неясным ? что справедливо. Но нет необходимости долго размышлять об огромном размере ущерба, который уже нанесен двум бастионам французской внешней политики ? европейскому единству и ООН.

Франция разделила Европу, нарушив данное в резолюции 1441 обещать разоружить Саддама, используя все необходимые средства. Она еще усугубила ситуацию, вместе с Германией заявив, что выступает от имени всех европейских государств, большинство из которых не хочет участвовать в возглавляемом Францией джихаде против Америки.

Франция занимает в ООН положение, не соответствующее ее размерам и значению, лишь благодаря причудам истории. США пришли в ООН, чтобы укрепить положение организации, ищущей свое место в мире после Холодной войны и стремящейся искупить вину за свои ошибки в Боснии и Руанде. Сила ООН служит национальным интересам Франции. Так зачем Париж подрывает эту силу? Если Владимир Путин в конце концов примет сторону прозападных реформаторов в своем окружении, даже Россия не поддержит Францию в ООН.

Новое устройство мира, направленное против терроризма и стран-изгоев, обретает форму. Франция может занять место среди других демократических государств Запада или остаться на обочине. Вопрос о вторжении в Ирак имеет сильную нравственную окраску. Конечно, французы больше славятся своей практичностью, но не получается ли так, что в данном случае и ее не хватает? В реальности цена одностороннего подхода г-на Ширака оказывается чрезмерной. Может быть, именно поэтому пресс-секретарь МИДа сообщил вчера, что Франция, заявления президента, сделанные накануне, "открыта для диалога" по окончательному варианту резолюции.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru