Архив
Поиск
Press digest
9 декабря 2019 г.
12 марта 2007 г.

Сара Бакстер и Анна Вуцен | The Sunday Times

Убийства могут спровоцировать международное преследование Путина

Для одной российской журналистки недавняя волна убийств и отравлений приняла ужасающе личный характер. Мария Иванова бежит из родной страны, чтобы начать новую жизнь за границей после того, как ей пообещали политическое убежище в Америке.

Журналистка, отмеченная наградами, эксперт по Кавказскому региону, привыкла к тому, что ее преследуют и притесняют, а один раз даже избили. Однако в октябре прошлого года события приняли более зловещий оборот, когда в ее отсутствие в квартиру вломился злоумышленник.

Она сменила замки, выпила чашку кофе и пошла спать. "Рано утром я проснулась от ужасной боли, - рассказывает она. - На губах почти не осталось кожи, только голое мясо. То же случилось и с пальцами. Кожа просто начала слезать". Ее тело опухло, и ее увезли в больницу, где диагностировали почечную недостаточность.

Месяц спустя Иванова снова оказалась в реанимации. Ей стало плохо, и она потеряла сознание, попив чаю. На этот раз обследование показало, что она страдает от недостаточного поступления крови к сердцу. "Я не сомневаюсь, что меня отравили", - говорит она.

Иванова - это не настоящее имя журналистки. Пока она не уехала из России, она не чувствует себя в безопасности, чтобы раскрыть свое имя. "Я живу в страхе, - заявила она в первом интервью, посвященном своей болезни. - Я чувствую, как будто силы безопасности загнали меня в ловушку и постоянно угрожают".

Однако ФСБ протянула длинные руки и за пределы России после того, как в прошлом году парламент дал ей разрешение осуществлять убийства и за рубежом.

Сложно сказать, какая страна может считать себя защищенной после того, как в Лондоне скончался бывший агент КГБ Александр Литвиненко от отравления полонием-210. В Америке Пол Джойал, эксперт по российским спецслужбам и критик президента Владимира Путина, находится в критическом состоянии после того, как его подстрелили около его дома в Вашингтоне. Возможно, он стал жертвой уличного ограбления, однако наверняка не знает никто.

Некоторые оппоненты Путина полагают действовать против российского лидера его же монетой. Юрий Швец, бывший майор КГБ и друг Литвиненко, считает, что Путина будут преследовать за границей, когда в 2008 году окончится его срок, так же как покойного чилийского лидера Аугусто Пиночета, которого обвиняли в нарушениях прав человека.

"Самая большая тревога для Путина - это что он будет делать после того, как он уйдет в отставку и утратит иммунитет как глава государства, - заявил Швец из своего дома в Вирджинии. - Он должен бояться, что превратится в нового Пиночета. Путин любит путешествовать за границей и однажды может скатиться на лыжах с горы в Европе и оказаться за решеткой".

Барри Картер, профессор права в Университете Джорджтауна в Вашингтоне, также говорит, что у Путина есть причины для волнения. "Главы государств обычно защищены, но как только он уйдет с поста, его правовой статус станет очень туманным. Если он будет путешествовать, то нельзя исключать некоторого риска".

Основой для обвинения в сговоре с целью убийства могут стать смерти Литвиненко и Анны Политковской, журналистки, которую застрелили в лифте ее дома в прошлом октябре.

Так же, как и дело Ивана Сафронова, 51-летнего журналиста газеты "Коммерсант", который около недели назад разбился, выпав из окна 4-го этажа в подъезде своего дома. Он стал 14-м журналистом, скончавшимся при подозрительных обстоятельствах после прихода к власти Путина в 2000 году.

Российские власти назвали его смерть самоубийством, однако он жил на втором этаже и только что вернулся из магазина. Он готовился стать дедом. "Иван и самоубийство - это две совершенно несовместимые концепции", - заявила Вероника Куцылло, редактор газеты.

Олег Калугин, бывший генерал КГБ, назвавший Путина военным преступником, за многие годы привык к угрозам смерти. "Я очень внимательно отношусь к безопасности, но журналисты не так хорошо готовы к некоторым из этих угроз", - пояснил он.

Жена Джойала Элизабет позвонила Калугину вскоре после того, как Джойалу выстрелили в пах. "Она хотела предупредить меня, что я могу быть следующим", - сказал он.

До покушения Джойал критиковал убийство Литвиненко на американском телевидении. Калугин сохраняет объективность в подходе к нападению, однако указывает, что дело Сафронова "имеет много общего с тем, что происходит в России - физическим уничтожением и покушениями на критиков".

В момент гибели Сафронов изучал планы продажи Россией ракет и истребителей Ирану и Сирии, в то время как Иванова активно писала о распространении исламского экстремизма за пределами Чечни, на крайне деликатную тему.

"Ситуация стала столь плачевной, что я не вижу иной альтернативы, кроме как покинуть Россию, - говорит Иванова. - Меня выталкивают из страны".

Доказательств того, что кампания против нее организована Кремлем, нет, однако президент поддержал наступление на критиков и позволил процветать культуре безнаказанности. Ни одно из убийств так и не было раскрыто.

Критики надеются, что угроза преследования Путина на Западе может сдержать его режим. "Международные протесты выбивают Путина из колеи, - заявил Швец. - Он обеспокоен тем, какое количество иммунитета у него будет. В России серьезно думают над тем, какую позицию он сможет занимать в будущем".

Степень иммунитета от преследования бывшего главы государства зависит, в основном, от его преемников. "Вот почему так сильно беспокоятся, кто придет после него, - говорит Картер. - Я бы рекомендовал Путину получить хорошую государственную должность и хорошего юриста-международника".

Источник: The Sunday Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru