Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
12 мая 2004 г.

Кен Сильверстейн | Los Angeles Times

Нефть придает блеск казахстанскому режиму. Часть 1

Часть 1

Летом 1998 года в Алма-Ату, Казахстан, прибыли несколько высокопоставленных вашингтонских политических консультантов для совещания с казахским президентом Нурсултаном Назарбаевым. В их миссию входило убедить мир, что его богатый нефтью авторитарный режим является подающей надежды демократией.

Эта политическая ударная команда сделала первый шаг в дорогостоящей лоббистской кампании, нацеленной на то, чтобы на основе потребности Америки в нефти добиться поддержки США для правительства, закрывающего газеты и манипулирующего выборами.

Эта кампания примечательна и тем, кто в ней участвовал, и тем, чего удалось достичь.

При мощной поддержке американской нефтяной индустрии для участия в шестилетней многомиллионной кампании была нанята небольшая армия чиновников, чей опыт требовалось трансформировать во влияние на Вашингтон.

Среди участников были бывший госсекретарь США, бывший американский генеральный прокурор, бывший помощник президента, бывший исполнительный директор Национального комитета демократической партии и ведущий сборщик финансов для будущего президента Джорджа Буша, а также консультант из Нью-Йорка, которому сейчас предъявлены федеральные обвинения в том, что он давал взятки Назарбаеву.

Группа, встретившаяся в Казахстане, получила название P-Group (от political group - политическая группа). В задачу одного подразделения P-Group входило распространение на Капитолийском холме положительного взгляда на Казахстан и восхваление Назарбаева за поддержку "активной независимой прессы" и создание "свободной и демократической избирательной системы", хотя в то время казахский лидер активно вел наступление на внутренних оппонентов.

Другая группа консультантов P-Group организовывала бесплатные поездки в Казахстан для журналистов, которые писали оптимистические статьи, а третьи лоббировали конгресс и Белый дом в пользу опоры на Казахстан как на главного поставщика нефти в США.

Лоббистская стратегия P-Group описана в ряде внутренних документов, полученных The Los Angeles Times. Эта стратегия принесла свои плоды: у Казахстана появились сторонники в конгрессе, были получены важные уступки от нынешней администрации Буша, которые позволили увеличить американскую помощь Казахстану, несмотря на разгул коррупции и проблемы с соблюдением прав человека.

Чиновники администрации отказались дать интервью с целью обсуждения отношений США и Казахстана. Роман Вассиленко, первый секретарь посольства Казахстана в Вашингтоне, отметил, что эти отношения отражают реальные улучшения в его стране. "Казахстан борется, но движется вперед", - сказал Вассиленко.

Казахстан представляет новое поколение поставщиков нефти в США. Многие из них - это развивающиеся страны, жаждущие получить помощь США, но гораздо важнее для них аура соответствия законам и правовым нормам, которая окружает официальное одобрение со стороны США. Позитивные слова из Вашингтона помогают ослаблять сомнения насчет ведения бизнеса в таких странах, а также резкую критику внутренних оппонентов.

Для установления более близких связей с США эти страны регулярно нанимают консультантов и лоббистов. В поддержку этих стран выступают американские нефтяные компании, работающие в них.

Как показывает журналистское расследование The Los Angeles Times, на нефтяную индустрию и иностранные правительства с широкими энергетическими ресурсами - и почти всегда с бедственной ситуацией в сфере прав человека - работают десятки бывших чиновников администраций Рейгана, Клинтона и обоих Бушей.

Среди известных имен - Брент Скоукрофт, советник по национальной безопасности Буша-старшего. Скоукрофт был членом совета директоров и платным консультантом Pennzoil-Quaker State Co. и активно поддерживал более тесные связи США с Азербайджаном.

Также следует упомянуть менее известную фигуру, Уитни Шнайдмана, помощника госсекретаря по делам Африки в администрации Клинтона, который является консультантом нефтяного гиганта Amerada Hess с интересами в Западной Африке.

Особенно чуткого слушателя нефтяное лобби нашло в лице администрации Буша и вице-президента Дика Чейни - бывшего нефтяника, который назначил на ключевые посты ветеранов нефтяной индустрии и сосредоточился на улучшении энергетической безопасности США.

В марте 2001 года министр энергетики Сперсер Эбрахам предупредил, что в течение следующих двух десятилетий Соединенным Штатам грозит кризис в сфере нефтяных поставок. Два месяца спустя энергетическая комиссия во главе с Чейни выпустила доклад, в котором призвала США найти источники импорта нефти вне ОПЕК, особо указав на потенциал каспийского региона, Африки и Латинской Америки.

Охота за нефтью была жизненно важным элементом американской внешней политики на протяжении десятилетий, однако особенно она обострилась в последние годы: внутренние поставки нефти составляют менее половины потребляемого Америкой количества нефти; к 2025 году 70% топлива в США, как ожидается, будет поступать из-за рубежа.

В то же время США стремятся снизить свою зависимость от ближневосточной нефти. Эта цель стала особенно важной после атак 11 сентября. Озлобленность арабов на Америку из-за поддержки Израиля и вторжения в Ирак придали актуальности усилиям администрации по установлению более тесных отношений с богатыми нефтью режимами вне Персидского залива.

У новых поставщиков, однако, имеются собственные серьезные проблемы. Крах СССР открыл для мира крупные запасы ресурсов в Каспийском бассейне, однако демократия в странах этого региона подавляется авторитарными режимами.

Хотя новые нефтяные поставщики Америки "часто представляют угрозу для своих собственных народов, они не укрывают и не финансируют группировки, которые угрожают интересам США", заявил прошлой осенью, выступая перед конгрессом, Дэвид Голдуин, нефтяной консультант и бывший сотрудник министерства энергетики США.

Более того, указывают нынешние и бывшие американские чиновники, страны, о которых идет речь, стали гораздо более стабильными и демократичными в результате американского влияния, которое приносит с собой нефтяное сотрудничество.

По словам Марка Сигела, ключевого члена P-Group, он гордится своей работой в Казахстане. "Я сделал много хорошего. Я внес существенный вклад, - отмечает он. - Я не испытываю сожаления по поводу работы на ниве демократизации Казахстана".

Другие задумываются о том, кто же на самом деле на кого влияет.

Казахские власти имеют "неограниченное количество нефтедолларов, которые они используют для покупки влияния в Вашингтоне", считает конгрессмен Кристофер Смит, жесткий критик связей США с Назарбаевым. "Никакого движения к настоящей демократии там не происходит", - подчеркивает он.

Нефть подогревает бум в Алматы

В Алма-Ате чувствуется суматоха быстро развивающегося нефтяного города. Как грибы появляются новые офисные здания и роскошные жилые дома. Состоятельные местные жители и сотрудники западных нефтяных компаний заполняют такие бары, как Stetson's, и ночные клубы вроде Petroleum, где их ожидают самые дорогие в городе проститутки.

Американские компании инвестировали в Казахстан, нефтяные запасы которого оцениваются в 110 млрд баррелей, миллиарды долларов. Запасы Казахстана намного меньше, чем у Саудовской Аравии, ведущего мирового производителя нефти, однако в 5 раз больше, чем запасы США.

Производство нефти довело экономический рост Казахстана до 9,5% в прошлом году, и он вышел на 9 место в мире в сфере нефтяной индустрии.

"К концу этого десятилетия Казахстан может производить более 3 млн баррелей нефти в сутки, что сделает страну одной из пяти ведущих стран - экспортеров нефти", - отмечает помощник госсекретаря США Ричард Армитидж.

Прежде чем вступить в администрацию, Армитидж руководил консалтинговой фирмой, которая занималась бизнесом в Каспийском регионе. Он похвалил Назарбаева за то, что тот сделал Казахстан "более стабильным и процветающим государством Центральной Азии".

Однако пользу от этого получают немногие. В 1993 году, впервые попав на страницы доклада ООН о качестве жизни как независимое государство, Казахстан занимал 54 место среди 173 стран. В прошлом году он скатился до 76 места среди 175.

Репрессии и правовое притеснение устранили самых сильных политических соперников Назарбаева и подавили прессу. В недавнем отчете Госдепартамента США о состоянии прав человека, который был обнародован в феврале, говорится, что "почти все СМИ, склонные напрямую критиковать президента, были либо закрыты, либо запуганы, либо подверглись правоохранительным мерам", а оппозиционным журналистам систематически предъявлялись "политически мотивированные обвинения".

Семья Назарбаева крупно нажилась на нефтяном богатстве страны. Одна из его дочерей владеет строительной фирмой, которая построила большую часть нового жилья и офисных зданий в Алма-Ате. Другая дочь контролирует медиа-конгломерат.

В прошлом году министерство юстиции США обвинило Джеймса Гиффена, нью-йоркского консультанта, в том, что он перевел более 78 млн долларов в виде "незаконных платежей" Назарбаеву и его бывшему премьер-министру Нурлану Балгимбаеву. В обвинении говорится, что деньги поступили из средств, которые Гиффен получил от нефтяных компаний, имеющих интересы в казахстанских месторождениях. Компании заплатили Гиффену за то, что он сохранит свою роль как посредника между ними и казахстанским правительством.

В обвинении также указывается, что Гиффен подарил Назарбаеву и его жене снегоходы и что он открыл счет в швейцарском банке, со средств которого были куплены драгоценности на миллионы долларов.

Назарбаев и Балгимбаев открыто отрицают какие-либо злоупотребления полномочиями. Казахские чиновники указывают, что счета, созданные Гиффеном, контролируются государством, а не президентом и Балгимбаевым. Представители нефтяных компаний говорят, что они ничего не знали о якобы бесчестных платежах.

США впечатлило хорошее начало

В мае 1992 года демократические перспективы Казахстана казались гораздо более яркими: Назарбаев прибыл в Вашингтон в разгар эйфории по поводу краха СССР. Назарбаев завоевал популярность на Западе, согласившись возвратить в Россию ядерное оружие, которое СССР держал в его республике.

США окрестили Казахстан моделью для Центральной Азии, а Назарбаева стали считать реформатором, демонтирующим коммунистическое наследие.

Был подписан договор о партнерстве с Chevron, и в 1993 году компания приобрела 50% гиганта "Тенгиз". В течение нескольких лет в Казахстане начали действовать и другие американские нефтяные компании.

Однако приверженность Назарбаева демократии начала сходить на нет.

"Назарбаев понял, что его антидемократические действия никаких серьезных последствий не повлекут", - отмечает Марта Брилл Олкотт, эксперт по странам Каспийского региона в Фонде Карнеги.

В 1995 году - за год до запланированных президентских выборов и спустя 4 года после получения Казахстаном независимости - Назарбаев провел референдум об увеличении своего срока правления еще на 4 года. Госдепартамент отметил, что это мероприятие была "омрачено нарушениями", и в докладе за тот период говорится, что правительство Казахстана погрязло в коррупции.

Однако это не оказало серьезного воздействия на отношения США и Казахстана. Спустя несколько месяцев после отмены президентских выборов Назарбаев приехал в Вашингтон, где обсудил с Гором детали строительства нефтепровода для перекачки нефти с месторождения "Тенгиз" на международные рынки.

P-Group развивает наступление

К 1998 году наступил серьезный спад в ситуации с правами человека. Было закрыто несколько газет, критиковавших правительство. Режим принял закон о национальной безопасности, который, по утверждению организации Human Rights Watch, был "использован для запугивания и наказания политических оппонентов".

Западные правительства, включая Вашингтон, призвали Назарбаева изменить ситуацию. Но вместо этого при содействии американских пиарщиков он попытался просто завуалировать ее. В течение следующих двух лет его режим выплатил консультантам по крайней мере девяти компаний, юридических фирм и лоббистских групп более 4 млн долларов.

Во главе наступления Назарбаев поставил своего друга Гиффена, который начал вести переговоры о сделках для американских компаний еще в бывшем Советском Союзе в 1980-х. Назарбаев выдал Гиффену дипломатический паспорт и титул "советника президента". Гиффен сопровождал Назарбаева на встречах с правительственными чиновниками.

"Он был де-факто послом Вашингтона в Казахстане", - говорит Баер, бывший офицер ЦРУ.

В состав The P-Group входили:

- Джеймс Лэнгдон, юрист в сфере энергетики Akin, Gump, Strauss, Hauer & Feld, известной вашингтонской юридической и лоббистской фирмы. Лэнгдон - ведущий сборщик финансов для Буша. Эта компания получила 1 млн долларов за юридическую и лоббистскую работу в Казахстане.

- Марк Сигел, бывший исполнительный директор Национального комитета демократической партии, который в то время входил в состав совета директоров Национального демократического института, проводившего программы содействия демократии в Казахстане. В его контракте оговаривалась сумма от 2800 до 3 тыс. долларов за каждый день работы на правительство Казахстана.

- Джей Кригель, известный корпоративный консультант и бывший вице-президент CBS Inc., которого обвиняют в том, что он информировал Гиффена о действиях и проблемах P-Group.

- Майкл Дивер, вице-председатель по связям с общественностью гиганта Edelman. Он был помощником главы администрации Рейгана.

The P-Group разработала стратегический документ и представила его Назарбаеву 1 сентября 1998 года. В этом документе, копию которого удалось получить The Los Angeles Times, говорится, что члены P-Group "глубоко верят в демократию". Однако они понимают потребность Казахстана найти баланс между "международными нормами и требованиями о проведении реформ с потребностью с политической стабильности". В документе подчеркивается необходимость шагов по разрешению проблем Казахстана, включая борьбу с коррупцией.

Спустя две недели после этого события Гиффен тайно поместил на один из президентских банковских счетов взятку в 30 млн долларов.

Спустя месяц после получения документа Назарбаев назначил президентские выборы на 10 января 1999 года, на два года раньше запланированного срока. Одновременно парламент принял поправку к конституции, которая увеличивала президентский срок до 7 лет, и отменил требование 50-процентной явки.

Из предвыборной гонки был исключен главный оппонент Назарбаева, тогдашний премьер-министр Акежан Кажегельдин, и тот был вынужден уехать.

P-Group должна была добиться, как говорится в одном конфиденциальном документе, направленном казахским чиновникам и Гиффену, чтобы выборы были "восприняты международным сообществом как свободные и справедливые".

20 ноября 1998 года P-Group составила внутреннюю записку (ее соавтором был Сигел) о том, что Казахстан должен сделать, чтобы выборы были восприняты именно в таком свете. Сигел указал на важность привлечения Национального демократического института, который он представлял.

Третий документ описывал, как P-Group будет "продавать" истории в западную прессу с часто повторяющимися и убедительными мотивами, среди которых - то, что Назарбаев "принес стабильность в геополитически и стратегически важный регион мира".

Согласно внутренним документам, Дивер нанял бывшего госсекретаря США Лоуренса Иглбургера, который в то время заседал в совете директоров Halliburton и Phillips Petroleum (обе организации имели интересы в Казахстане) для написания статьи для Washington Times. Иглбургер, который работал в кабинете Буша-старшего, написал, что Назарбаев "тщательно проводит политику по переходу страны к демократии" и что "продолжение успеха зависит от активной поддержки и одобрения Запада".

По словам Дивера, его первичной задачей был наём "третьих сторон" для написания статей, однако о привлечении Иглбургера он почему-то не помнит. Между тем Дэвид Кроссон, тогда работавший с Дивером, утверждает, что эта статья была написана в рамках кампании. По его словам, P-Group не платила людям за написание статей.

Однако P-Group не удалось добиться высокой международной (в том числе, и со стороны США) оценки выборов в Казахстане.

На вопрос о том, не испытывала ли The P-Group угрызений совести в вопросе приверженности Назарбаева демократии, Дивер ответил: "Это был клиент. Наша работа заключалась в том, чтобы найти людей для написания статей и опубликовать статьи".

В 2000 году министерство юстиции США подтвердило, что ведет расследование роли Гиффена в казахстанских делах. Опасаясь, что это может привести к ухудшению тесных связей с США, режим Назарбаева нанял в качестве советника Дика Торнбура, генерального прокурора администраций Рейгана и Буша-старшего, а также Рейда Вейнгартена, адвоката по уголовным делам и бывшего сотрудника министерства юстиции.

В 2002 году Вейнгартен написал письмо в министерство юстиции (оно попало в распоряжение газеты The New York Times), в котором указал на свою серьезную озабоченность тем, что отношения США с Казахстаном, который имеет "значительные запасы нефти и газа", могут ухудшиться, если прокуроры будут продолжать агрессивно продвигать это дело.

Тем не менее суд над Гиффеном, которого обвиняют в отмывании денег и нарушениях Закона об иностранной коррупции, состоится в октябре.

Часть 2

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru