Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
12 мая 2014 г.

Обзор прессы | Inopressa

День Победы, новый русский национализм и "СССР-лайт"

День Победы в России - это не просто день памяти о погибших в годы войны, но и повод для властей укрепить собственные позиции, купаясь в отраженных лучах советского триумфа. Пытаясь восстановить статус России как глобальной державы, Владимир Путин стремится придать любому внешнеполитическому вопросу сходство с падением Третьего рейха, пишут СМИ. Самый свежий пример - события на Украине.

События на Украине вызвали в России оживленный спор о том, как можно прославлять историю страны, не искажая ее, сообщает корреспондент The New York Times Нил Макфаркхар.

Данный вопрос стал особенно актуальным с принятием нового закона, предусматривающего тюремное заключение на срок до 5 лет и крупные штрафы за реабилитацию нацизма и очернение роли России во Второй мировой войне.

Ряд критиков нового закона полагают, что фиксация на победе над Германией искажает историю, замалчивая более темные аспекты участия СССР в войне и мешая честному обсуждению вопросов внешней политики. Они объясняют зацикленность на победе над фашизмом желанием Путина приукрасить советское прошлое и вернуть России статус глобальной державы.

"Историки сходятся во мнении, что поражение, понесенное Гитлером от СССР, несомненно, было поворотной точкой в войне. Падение Германии также было вершиной противостояния Советского Союза с западными державами, даже несмотря на то, что Москва воевала с тем же противником, что США и Британия, - говорится в статье. - Поэтому в то время, как Путин пытается восстановить собственную репутацию и репутацию России, говорят историки, любому внешнеполитическому вопросу придается сходство с падением Третьего рейха. О каком бы конфликте ни шла речь, правительство Путина связывает себя с тем триумфом 1945 года, провозглашая победу над фашизмом смыслом жизни России".

"Были афганские фашисты, грузинские фашисты, теперь - украинские фашисты, - цитирует автор историка Никиту Соколова. - С кем бы мы ни воевали, все - фашисты".

Другая статья The New York Times посвящена визиту президента России Владимира Путина в Севастополь 9 мая. Российский президент "воспользовался годовщиной победы над нацистской Германией, чтобы подтвердить, что имел право установить контроль над черноморским полуостровом", сообщает издание.

Севастопольское выступление Путина строилось вокруг тех же тем, что и его обращение на параде на Красной площади - сила, героизм, борьба и выносливость.

"Уверен, что и 2014 год войдет в летопись [Севастополя], в летопись всей нашей страны как год, когда живущие здесь народы твердо определили: быть вместе с Россией. Тем самым подтвердили свою верность исторической правде и памяти наших предков, - заявил президент. - Впереди много работы, но мы с вами одолеем все трудности, потому что мы вместе, а значит, мы стали еще сильнее".

МИД Украины немедленно ответил на поездку Путина в Крым возмущенным заявлением: "Эта провокация еще раз подтверждает, что Россия сознательно идет на дальнейшую эскалацию напряженности в украинско-российских отношениях". Украинские дипломаты потребовали от России "вернуться к цивилизованным методам осуществления межгосударственных отношений".

Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен также назвал визит главы РФ "неуместным" и заявил, что альянс пока так и не нашел "видимых признаков" отвода российских войск от границ Украины.

День Победы в России всегда был не просто днем памяти: и советские, и российские лидеры пытались укрепить собственную легитимность, купаясь в отраженных лучах того триумфа, отмечает журналист The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Однако в этом году автор статьи услышал свежие нотки, которые натолкнули его на мысль о том, что Кремль, возможно, перерабатывает ностальгию по СССР и русское чувство превосходства в новую доктрину, которая объединит этнических русских и "соотечественников" за рубежом в ориентированную на Москву империю, способную вновь бросить вызов Западу.

"Новый русский национализм складывается главным образом из советского возрожденчества и ностальгии по временам, когда СССР был империей, правившей большей частью мира, - цитирует Уэйр российского телеведущего Николая Сванидзе. - Захват Крыма воспринимается и подается как шаг к возрождению СССР. Пусть это всего лишь лайт-версия СССР, это используется, чтобы расшевелить общественные настроения, и это опасно".

"Россия оказалась на рубеже, от которого не могла уже отступить. Если до упора сжимать пружину, она когда-нибудь с силой разожмется", - заявил президент Путин в своей речи, посвященной вхождению Крыма в состав РФ. Подобная риторика, очевидно, находит отклик у российской публики. С началом украинского кризиса, особенно после аннексии Крыма, рейтинг Путина сильно вырос: апрельский опрос Левада-центра показал, что деятельность президента одобряют 82% жителей страны.

По наблюдениям экспертов, подлинным нововведением в политическом дискурсе России стал акцент на защите проживающих на Украине этнических русских. Автор статьи напоминает, что в СССР для сглаживания этнических и национальных различий применялся термин "советский гражданин". Затем бывший президент России Борис Ельцин изобрел термин Rusyanin - гражданин России - взамен слова Russky, которым называют этнических русских.

По мере нарастания кризиса на Украине официальная риторика уделяла все больше внимания этническим русским, оказавшимся на территории иностранных государств и столкнувшимся с дискриминацией со стороны местных властей.

"Официальный национализм не изменился, однако в СМИ все больше внимания уделяется расовой принадлежности. Теперь, когда говорят о национальности, имеют в виду этническую принадлежность", - рассказал CSM Александр Верховский, директор центра "Сова".

Это может иметь серьезные последствия для целого ряда бывших советских республик вроде Казахстана и Молдавии, полагает Уэйр.

9 мая - это день, когда из пепла восстают воспоминания о былом Советском Союзе. Однако для многих граждан бывшего СССР это скорее повод для скорби: день, когда ужасы нацистской оккупации сменились для их предков жестокостью сталинизма, говорится в статье журналиста Foreign Policy Кристиана Кэрила.

На большей части постсоветского пространства спорное восприятие истории не приводило к крупным политическим конфликтам, однако украинский кризис выдвинул подобные разногласия на передний план.

"Американцы и европейцы, которые имеют тенденцию смотреть на войну как на черно-белый конфликт либеральной демократии Запада с нацистским тоталитаризмом, часто забывают, что для невезучих стран, оказавшихся зажатыми между Третьим рейхом и СССР, все было не так просто, - напоминает автор. - В августе 1939 года Гитлер и Сталин подписали пакт, который разделил Восточную Европу между ними, дав нацистам карт-бланш на вторжение в Польшу и множество злодеяний, последовавших за этим. Однако прибалты, поляки, румыны, белорусы и украинцы, оказавшиеся к востоку от линии раздела, а следовательно, в советской оккупации, нашли недостаточно аргументов, чтобы порекомендовать ее кому-то еще".

Ранее миллионы жителей советской Украины умерли в 1930-е от сильнейшего голода, а выжившие не питали теплых чувств к КПСС. Это объясняет, почему некоторые украинцы, по крайней мере сперва, восприняли приход немцев в 1941 году как желанное освобождение от ужасов сталинизма. Некоторые даже увидели в этом причину сотрудничать с гитлеровскими войсками. Активное участие украинских националистов-антисемитов в Холокосте впоследствии позволило приспешникам Сталина заклеймить "фашистским" всякое сопротивление советской власти.

"Благодаря избирательной истории, которую им преподавали в школе, многие жители бывшего СССР, конечно, не знакомы с этой стороной медали. Зато им прекрасно известна другая сторона войны, которую символизирует 9 мая - жертва миллионов советских солдат и мирных жителей, павших в борьбе с Гитлером", - пишет журналист.

"Спросите любого современного жителя России о войне, и он тут же начнет перечислять длинный список погибших из своей семьи, - продолжает Кэрил. - Такая коллективная память, передаваемая из поколения в поколение, помогает объяснить, почему даже 19-летний россиянин с высокой долей вероятности будет иметь поразительно сильную эмоциональную связь с наследием войны и почему символика, ассоциирующаяся с Великой Отечественной войной, так вовлечена в борьбу взглядов на сегодняшнюю Украину. С одной стороны, Украина - часть священной советской земли, за освобождение которой бился прадед; с другой стороны, Украина - это территория, которая, к несчастью, была отвоевана в 1944 году оккупантами из Красной армии, чтобы еще 47 лет жить под властью коммунистов".

В ходе недавнего визита Кэрила в Одессу местный политический аналитик Борис Херсонский рассказал ему, что один из важнейших аспектов сегодняшней политической борьбы на Украине - это "война символов", многие из которых тесно связаны со Второй мировой войной. Символом проукраинских сил является желто-голубой флаг независимой Украины. Популярностью в их рядах также пользуются красно-черные знамена Украинской повстанческой армии Степана Бандеры. На востоке страны сторонники России презирают бандеровцев за сотрудничество с нацистами и носят черно-оранжевые георгиевские ленточки. За сходство этих ленточек с расцветкой колорадских жуков сторонники независимой Украины прозвали своих соперников "колорадцами".

"Однако усиливающаяся внутри Украины политическая поляризация означает, что воплощенные в этих символах разногласия - отнюдь не шутка", - подчеркивает автор. Страшная гибель 40 с лишним сторонников России в Одессе в результате столкновения с проукраинскими силами показывает, как легко подобные ситуации могут выйти из-под контроля.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru