Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
12 апреля 2004 г.

Билл Брубейкер | The Washington Post

Игра с медведем на повышение

Российский фонд поднимается выше рисков

Джон Коннор-младший управляет акционерным фондом, который инвестирует в нефтяной и металлургических бизнес, компании сотовой связи и даже косметические фирмы по всей России.

"Недавно я купил акции компании, которая производит истребители, - сказал Коннор на прошлой неделе. - Они продают их Индии и Сирии".

Довольно рискованно для фонда "Россия. Третье тысячелетие"?

"Распространено мнение, что Россия довольно рискованное место, - заявил Коннор. - Я бы сказал, что российский риск намного меньше, чем считают высоколобые умники".

В 2003 году фонд "Россия. Третье тысячелетие" вырос на 74%, а за первые три месяца нынешнего года - на 32%, он вышел в число самых успешных американских фондов, работающих за границей.

"Причина, по которой мы немного опережаем других, заключается в том, что мы приходим в новые отрасли, которые только дебютируют в России, - сказал Коннор. - Конечно, думая о России, люди сразу же вспоминают нефть и газ. Но в прошлом году я много вложил в телекоммуникации. В последнем квартале 2003 года мы вкладывали в сталь, и очень успешно".

Имя Джона Коннора кажется знакомым. Его покойный отец был министром торговли при президенте Ричарде Никсоне, а затем - генеральным директором компаний Merck & Co. и Allied Chemical.

Коннор-младший, которому 62 года, в 1971 году был назначен заместителем бюро министерства торговли по связям между Востоком и Западом. Спустя год президент Никсон отправил его в Москву на открытие Американо-советского торгово-экономического совета.

Коннор основал свой фонд 1 октября 1998 года, после объявления дефолта по внутренним и внешним долгам и падения биржи.

"Я оказался в России, когда экономика достигла дна", - сказал Коннор.

С тех пор фонд "Россия. Третье тысячелетие" увеличился более чем на 400%, Коннор вкладывал средства в нефть, газ и новые отрасли, продающие товары повседневного спроса.

"Понимаете, россиянки любят косметику", - сказал Коннор. Поэтому в холдинг фонда входит производитель косметики "Калина", этот концерн Коннор называет "российский Procter & Gamble".

"Вот вам пример компании, которая начала раскручиваться в период экономического кризиса, когда импорт стал дорог, - объяснил он. - Теперь они завоевали прочные позиции на рынке и делают хорошие деньги".

Есть ли в российской экономике отрасли, которых Коннор не касается?

Он смеется: "В опале у меня автомобильная отрасль".

Он упомянул народный автомобиль. "Если вы хотите купить новую машину за 4 тысячи долларов, этот автомобиль для вас. Но когда вы открываете капот и видите то, что вам когда-то показывал дедушка, вы понимаете, что это не слишком ценное приобретение".

По словам Коннора, фонд невелик: тысяча акционеров инвестировала в него 58 млн долларов. "Мой средний баланс - это примерно 5 тысяч долларов, сказал он. - Но я знаю людей, вложивших в фонд 1 млн долларов, и они удвоили свои деньги".

Рискованно ли инвестировать в его фонд?

"Риск состоит в том, что имеешь дело с иностранной валютой, - заявил Коннор. - Рубль в последние годы ценится. При экспортных излишках резервы российского Центрального банка могут достигнуть 100 млрд долларов".

"Есть риск, связанный с корпоративным управлением. Но хорошая новость заключается в том, что в России всегда есть новости, - добавил Коннор. - Плохая новость заключается в том, что эти новости всегда плохие. Но реальность такова, что большинство людей понимает: здесь что-то происходит".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru