Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
12 декабря 2005 г.

Эмануэле Новацио | La Stampa

Александр Квасьневский: "В Польше нет секретных тюрем ЦРУ"

Интервью с уходящим польским президентом Александром Квасьневским

"В отношениях с Москвой должна быть единая европейская позиция, не стоит пытаться налаживать с ней привилегированные отношения, как это делает Италия", - говорит Квасьневский.

-Президент Квасьневский, Польша размещала у себя секретные тюрьмы ЦРУ, как об этом думают в Европе?

- На польской территории нет и никогда не было никаких тюрем ЦРУ.

- Вы можете утверждать это с абсолютной уверенностью?

- Я основываюсь на информации, которой располагаю.

- Вы назначили официальное расследование?

- Я поговорил со всеми, кто мог быть причастен к этому. Ответ был единодушным. В Польше, к тому же, нет американских баз, где можно спрятать людей без ведома местных чиновников.

- Но у вас много бывших советских баз.

- Все они не используются, даже нашими вооруженными силами.

- Что вы можете сказать о секретных полетах ЦРУ, вы принимали такие рейсы?

- У меня есть сведения о паре подобных случаев, но о деталях лучше спросить у представителей секретных служб, у которых свое поле деятельности. Я хотел бы подчеркнуть: совершенно естественно, что союзник Соединенных Штатов оказывает помощь Соединенным Штатам в борьбе с международным терроризмом.

- У многих в Европе на это есть возражения.

- Было бы лицемерием утверждать, что желаешь бороться с терроризмом, и при этом отказывать в разрешении на посадку какому-нибудь самолету США, которому необходимы дозаправка или техническая помощь.

- Вы побывали в Риме, чтобы попрощаться с президентом Чампи и Бенедиктом XVI, поскольку истекает ваш 10-летний президентский мандат. Польша чувствует себя сиротой без Иоанна Павла II?

- Мы уносим с собой его великое духовное наследие, но на практике ситуация не так однозначна.

- В каком смысле?

- Молодое поколение хочет реализовать идеи Папы. Но для многих групп Польской Церкви, консерваторов и традиционалистов, Иоанн Павел II в большей степени символ, нежели модель поведения. Польский Папа был мастером терпимости, но в этих группах терпимость не всегда популярна.

- Его смерть, конечно же, снизила вес Польши на международной арене.

- В каком-то смысле да. Папа нас очень сильно поддерживал, особенно в тот противоречивый период, который предшествовал референдуму о вступлении в ЕС. Я помню мессу, которая прошла в Ватикане, когда он сказал: "Европа - это Польша, а Польша - это Европа". Возможно, без него наш вес в мире уже не так значителен. Но даже будучи поляком, Папа не был представителем Польши: он был универсальной фигурой.

- У Польши больше нет польского папы, но очень скоро может появиться генеральный секретарь ООН: вы.

- Посмотрим, насколько глубокими будут реформы. Естественно, потребуется широкая поддержка.

- Американская поддержка уже есть, Буш является поклонником бывшего коммуниста Квасьневского.

- Одной Америки недостаточно.

- Но она необходима. Вы готовы к такому посту?

- Я принимал участие во многих дебатах по ООН, я возглавлял три круглых стола во время Ассамблеи тысячелетия в Нью-Йорке (речь идет о 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, прошедшей в Нью-Йорке в сентябре 2000 года. - Прим. ред.) и еще в Йоханнесбурге (Всемирный саммит ООН 2002 года. - Прим. ред.). Я верю в эту организацию. Если будет принято решение - как мне кажется, необходимое для ее блага, - о том, что руководство ООН должно быть в большей степени политическим, чем дипломатическим, я буду заинтересован.

- Перейдем к политическому будущему Польши, самой большой страны из 10 новых членов Европейского союза. Новое правительство правых, правительство меньшинства, нуждается в поддержке двух праворадикальных партий - Лиги польских семей и "Самообороны". По мнению многих, в Европе уже существует польский пример.

- Эти радикальные партии не нравятся и мне, они не приносят пользы нашей политической системе. У них популистские программы, которые очень трудно реализовать в экономике, и потом, одна из них очень консервативна, придерживается националистических позиций, не всегда толерантна и является откровенным евроскептиком. Новый премьер Марцинкевич был учителем: возможно, ему удастся научить своих союзников политике и ответственности. От нового правительства, которое сформировано меньшинством, уже с самого начала его деятельности я ожидаю многих потрясений.

- Таких же, каких ожидают и в Европе?

- В ЕС не должны забывать, что за последние 16 лет мы достигли наших стратегических целей: Польша сегодня демократическая страна, где функционирует демократия, о чем свидетельствуют последние выборы, нравится ли кому-то их результат или нет. У нас рыночная экономика, показывающая хорошие результаты. Мы являемся членами ЕС и НАТО, которые требуют от нас определенных стандартов. Таким образом, пространства для радикальных маневров или экспериментов очень ограничено.

- Но оно существует?

- Мой совет моему преемнику Леху Качиньскому и новому премьер-министру: больше преемственности, меньше революции. Если они решат по-иному, то могут создать проблемы для страны.

- У вас были непростые отношения с Путиным. Когда Россия и Германия заявили, что подписали договор о газопроводе, который пройдет по Балтийскому морю, вы говорили о новом пакте между Москвой и Берлином.

- Это так, по газопроводу с нами не консультировались. Но мы все нуждаемся в отношениях с Россией, и, чтобы реализовать их, очень многое зависит от России, но многое зависит и от ЕС: в отношении Москвы необходима общая европейская политика, которой сегодня нет. Некоторые страны, такие как Италия, ищут привилегированных отношений с Россией: в результате другие страны имеют невыгодные отношения.

- У Варшавы были проблемы и с Германией Шредера. С Ангелой Меркель дела пойдут лучше?

- Она лучше, чем ее предшественник, понимает наши проблемы. И потом она восстановила равновесие в немецко-американских отношениях. Это хорошо для нас и для Европы.

Борьба за замену Кофи Аннана в полном разгаре. Этот пост должен занять представитель Азии, но Вашингтон распространяет идею о том, что географическая ротация между континентами не самая хорошая идея. "Мы никогда не поддерживали этот принцип", заявил Джон Болтон, постоянный представитель Соединенных Штатов при ООН, подчеркнув, что "Центральная Европа и Восточная Европа никогда не имели генеральных секретарей ООН". Поэтому и звучат новые имена, как, например, имя бывшего польского коммуниста Александра Квасьневского, человека, который одержал победу над Лехом Валенсой и был президентом Республики Польши два срока.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru