Архив
Поиск
Press digest
31 марта 2020 г.
12 июля 2004 г.

Борис Райтшустер | Focus

Вопросы под запретом

Диссонансы на встрече с президентом Путиным явились исключительно следствием заботы канцлера Герхарда Шредера о гармонии. При посещении России он, вообще-то, не собирался задавать своему закадычному другу неприятные вопросы о ЮКОСе, однако, все пошло по-другому.

"Хотели как лучше, а получилось, как всегда", - произнес когда-то российский премьер-министр Виктор Черномырдин. Невероятный афоризм, который стал в России крылатым выражением, мог обернуться в Москве проклятием и для Шредера. Во время своего визита в Россию федеральный канцлер не собирался задавать своему закадычному другу неприятные вопросы о деле ЮКОСа. Однако он так рьяно старался оказать содействие главе Кремля, что эта щекотливая тема попала на первые полосы всех газет.

Собственно, Шредеру всего-навсего следовало бы взять пример со своего британского коллеги. Министр иностранных дел Джек Стро сдержанно, но вместе с тем однозначно выразил свое негодование беспардонным и одновременно сомнительным подходом российских правоохранительных органов к нефтяному концерну. Лондон сделал свое дело, затронул тему, не привлекая особого внимания прессы, - и прекрасно вышел из положения.

Совсем иначе повел себя Шредер. Он вместе с высокопоставленными представителями немецкой экономики, словно нарочно, прибыл в Москву с краткосрочным визитом, чтобы агитировать за инвестиции и доверие к России, к самому апогею кризиса вокруг ЮКОСа. То, что он не собирается высказываться по поводу дела ЮКОСа, уже ставшего головной болью для немецких инвесторов и банков, канцлер сообщил заранее - и тем самым лишь привлек еще больше внимания к этой щекотливой теме.

Запрет на вопросы для журналистов

В "Президент-отеле", построенном в стиле советского барокко, в четверг все было сделано для того, чтобы ничто не нарушило гармонии государственного визита. Впервые за всю историю своих встреч Шредер и Путин не планировали отвечать на вопросы прессы. Какой-то чиновник из Германии даже прошелся по рядам и еще раз предупредил журналистов, чтобы те не нарушали запрет на вопросы. "Да это - как во времена ГДР", - возмутился кто-то из журналистов.

Тема, которая интересовала всех, оставалась под запретом, зато канцлер и президент долго говорили о молодежном обмене, культурных программах и развитии экономических отношений.

Но, похоже, что замалчивание проблем ЮКОСа - российские оппозиционеры называют это "самоцензурой" - показалось Шредеру недостаточным проявлением собственного смирения. В узком кругу федеральный канцлер сообщил журналистам, что "нет никаких оснований" считать, будто дело ЮКОСа выходит за чисто юридические рамки. Однако именно эти слишком активные шаги Шредера в защиту своего закадычного друга Путина спровоцировали громкую критику там, где он хотел избежать ее вовсе.

"Это невероятно, - возмущаются критики Кремля вроде политолога Николая Петрова из московского Центра Карнеги. - В России больше не осталось никакого противовеса Путину. Средства массовой информации, парламент и федерализм недееспособны. Последняя надежда - это Запад, и если федеральный канцлер дает понять, что он одобряет все происходящее, это фатально".

Внутри Германии критика тоже нарастает. Даже председатель партии "зеленых" Райнхард Бютикофер отмежевался от позиции канцлера и объяснил, что действия против ЮКОСа "с самого начала были глумлением над принципами правового государства". Поддержка Шредером Путина и его попытки доказать свою преданность граничат с сарказмом, заявил Харальд Лайбрехт из фракции СвДП: "Шредер агитирует немецкие предприятия вкладывать деньги в Россию, не делая политических шагов по обеспечению их предпринимательской свободы. Он бросает немецкие предприятия на произвол судьбы".

Задний план

Дело ЮКОСа отрицательно сказалось не только на российском рынке ценных бумаг. Концерн набрал кредиты в Commerzbank и Deutsche Bank на общую сумму 160 млн евро - деньги, которые теперь могут пропасть. От падения курса акций ЮКОСа также пострадали многочисленные мелкие немецкие инвесторы.

В Москве никто не сомневается в том, что за арестом бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского стоит Путин. Ходорковский открыто поддерживал оппозицию и критиковал Путина - поэтому сегодня он, как опасный преступник, находится в зале судебных заседаний в клетке. В результате чиновничьей войны на уничтожение процветающий когда-то нефтяной концерн оказался на грани банкротства, а российский рынок ценных бумаг упал чуть ли не до самого низкого уровня.

То, что именно Шредер, который во время иракского кризиса возражал президенту США Бушу, сейчас поддерживает Путина, скорее всего, имеет под собой основания: канцлер ни в коем случае не желает стать причиной срыва заключения крупнейших договоров между немецкими и российскими предприятиями, говорили члены сопровождающей его делегации. Например, договора между "Газпромом" и концерном Eon о совместном строительстве газопровода по дну Балтийского моря и о разработке месторождений природного газа в Сибири.

Также вполне вероятно, что попытка канцлера обелить Путина является благодарностью за поддержку Москвы в иракском кризисе. Нуждался ли Кремль в поддержке Германии или нет - в любом случае он получил ее в полной мере: "На любом из мероприятий, проходивших в рамках визита, были заметны признаки особых отношений между главами государств", - комментировал визит Шредера в Москву российский государственный телеканал РТР в вечернем выпуске новостей, не единым словом не упомянув ЮКОС.

Вероятно, такая близость их отношений уже не в радость даже самому канцлеру. Все было не так, прозвучал на следующий день камерный сигнал из "хорошо информированных кругов". Тема ЮКОСа активно обсуждалась во время встречи с Путиным - только очень тихо - "за закрытыми дверями".

Источник: Focus


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru