Архив
Поиск
Press digest
27 ноября 2020 г.
12 июля 2006 г.

Си Джей Чиверс | The New York Times

Правозащитники собираются, чтобы призвать Россию к переменам

Сотрудники российских спецслужб в штатском к концу дня приехали в отель, где проходила демократическая конференция, рассказали очевидцы.

Они быстро задержали четырех членов политического движения, оппозиционного президенту Владимиру Путину, надели на них наручники и увезли. Затем они принялись за корреспондента немецкого еженедельника, который пытался фотографировать задержания. Сотрудник спецслужб выхватил у него камеру и удалился с ней.

Сотни сторонников гражданского общества и представителей оппозиции во вторник открыли двухдневную конференцию, протестуя против авторитаризма, который, по их мнению, является отличительной чертой путинского Кремля. Российское государство - предсказуемо, отметили участники, - продемонстрировало именно то поведение, против которого оппозиция собралась протестовать.

Участники конференции, созванной накануне встречи лидеров "большой восьмерки" в Петербурге, назвали ее "Другая Россия".

Они заявили, что их идеалы - свободные выборы, уважение мнения инакомыслящих, соблюдение прав человека и справедливое распределение общественного богатства - полностью противоречат нынешнему политическому курсу России. Они выразили надежду убедить лидеров остальных семи стран клуба скорректировать внешнюю политику и оказать давление на Путина, добиваясь от него ослабления хватки.

Конференция объединила видных людей из советского прошлого, среди которых были ветераны правозащитного движения Сергей Ковалев и Людмила Алексеева, и младшее поколение, включая бывшего премьера Михаила Касьянова и гроссмейстера Гарри Каспарова. Все они являются резкими критиками Путина и его правления.

Их список недовольств был знакомым, но своевременным отражением дебатов о том, как повлиять на Кремль и в чем, по пунктам, противостоять Путину и его окружению или сотрудничать с ними.

Они говорили о злоупотреблениях милиции, откровенной коррупции, правовом произволе, ограничениях работы СМИ, разгроме НПО и концентрации богатства и власти в руках Кремля и лояльной ему элиты. Они осудили жестокость, сопровождающую войну в Чечне.

В официальном заявлении конференции говорится, что ее участники намерены бороться за победу законности в своей стране. Но когда его зачитывали, а ораторы сменяли друг друга на трибуне, напряженность между российской оппозицией и властями была видна.

Участники сообщили, что более 40 из них были арестованы в России по дороге на конференцию или в Петербург. Службы безопасности задержали четырех человек у входа в отель Renaissance Moscow. Каспаров заявил, что эти четверо - трое мужчин и женщина, члены Национал-большевистской партии, - похищены.

Российские информационные программы, находящиеся под контролем Кремля, проигнорировали протесты и действия милиции.

Разыгрывались и побочные сюжеты. Высокопоставленные российские чиновники, раздраженные тем, что на конференции пригласили западных дипломатов, завуалированно предостерегли посольства от участия в ней.

Игорь Шувалов, главный связной между Кремлем и G8, в июне заявил, что, если иностранные правительства будут представлять ведущие дипломаты, это расценят как недружественный жест. Пресс-секретарь Кремля сделал аналогичное заявление.

Но когда началась конференция, высокопоставленные представители западных правительств были там. Британский посол Энтони Брентон даже выступил. Он заявил, что для функционирования общества "критика не менее важна, чем конкуренция в экономике", и отметил, что Британия по-прежнему участвует в развитии гражданского общества и НПО в России.

США представляли два помощника госсекретаря: Дэниел Фрид, помощник по европейским и евроазиатским делам, и Барри Лоуэнкрон, помощник по демократии, правам человека и труду.

Они не выступали. По их словам, они приехали в Россию с большим списком вопросов, и по ряду из них запланированы встречи с российским правительством.

В их высказываниях в интервью, которое они дали пяти западным журналистам, озабоченность чертами кремлевского правления сочеталась с взаимными интересами и областями продуктивного сотрудничества.

"Это не тоталитарная страна", - заявил Фрид, добавив, что 20 лет назад, в советские времена, "Другую Россию" пришлось бы проводить в подполье. "Или в Хельсинки", - добавил Лоуэнкрон.

Но их присутствие само по себе было сигналом поддержки более широкого гражданского диалога и более свободного общества, чем готов терпеть Кремль, и они осудили предупреждение о нежелательности западного участия.

Фрид, например, отметил, что, если российские дипломаты в США захотят участвовать в конференции Демократической партии, "мы не будем расценивать это как что-то иное, нежели исполнение своих профессиональных обязанностей".

Кремль замалчивал этот вопрос. Но Михаил Маргелов, возглавляющий комитет по международным делам в верхней палате российского парламента, заявил, что присутствие дипломатов представило оппозицию как иностранных прихвостней.

Маргелов выразил недоумение по поводу интереса к миражу "Другой России" накануне саммита "восьмерки". "Странно, но у опытных дипломатов не хватило такта и способности понять, что одно их присутствие на собрании "Другой России" - это крушение конструкции господ Каспарова и Касьянова в глазах российской общественности, которой не только следовать "мыслям издалека", но и слушать их надоело", - заявил он.

Казусы тоже имели место. Похоже, ни одно собрание российской оппозиции не может обойтись без провокаторов: во время выступления Брентона в зале вскочил человек и закричал: "Слава империи!"

Его быстро вывели из зла, по пути он бессвязно кричал о российской славе и получал либеральные тумаки.

На улице его отпустили.

К вечеру пресс-секретарь "Другой России" сообщила, что четверо задержанных находятся в ближайшем отделении милиции, где их допрашивают.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru