Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2019 г.
12 марта 2008 г.

Катрин Симон и Летиция Ван Экхут | Le Monde

Последний чеченский беженец

Адам Сиев, которому 28 лет, приехал в пригород французского Анжера, в студию своей девушки, чеченки, как и он. Он приветствует гостей робким "bonjour" - одним из немногих известных ему французских слов. У него квадратное лицо, широкие плечи. Молодой человек как будто сам не верит, что он здесь, и это понятно. Он, без сомнений, один из последних чеченских беженцев, которым удалось попасть во Францию. Один из чудом уцелевших в этой забытой войне на границах России, кто по прибытии в Руаси не был тут же отправлен обратно в Москву. Адам Сиев - представитель исчезающего вида мигрантов: он в конце концов получил бланк заявки на предоставление убежища...

Адам Сиев, действительно, нетипичный путешественник: вместо того чтобы отправиться в Европу из аэропорта Украины, Белоруссии, Молдавии или даже Турции и Египта - как это делает большая часть искателей политического убежища чеченского происхождения, - он решил вылететь из Москвы, купив билет в Алжир с пересадкой в Париже, точнее в Руаси. Такой необычный выбор оказался удачным.

"По полной программе"

"Чтобы поехать в Алжир, нужна виза. Но ее довольно легко получить", - объясняет 24-летняя Ася, уже семь лет проживающая во Франции и заключившая религиозный брак с Адамом. Молодые люди общались по мобильному телефону, и Адам был одержим одной-единственной мыслью: воссоединиться с Асей, которая уже шесть лет живет и работает в Анжере. Подальше от солдат и КПП Грозного. В воскресенье, 27 января, Адам вылетел из Москвы, через несколько часов самолет сел в Руаси. "Я сказала Адаму: как только прилетишь, сразу же обращайся к агенту полиции и проси политического убежища", - рассказывает Ася. Так он и сделал.

Его отвели в отделение полиции, где уже ждала одна чеченская семья, прилетевшая из Каира. Молодому человеку велели отдать паспорт, билеты на самолет и мобильный телефон, который полицейские "сразу выключили". О предоставлении убежища не хотели и слышать. Он просил, требовал - полицейские были непреклонны. Беспомощного Адама под охраной препроводили к "его" самолету, отправляющемуся в Алжир. Разве не туда у него билет? Так что он позвонил Асе уже из Алжира. Он не знает ни французского, ни арабского, а чеченский - честно говоря, не самый распространенный язык среди сотрудников аэропорта Дар аль-Байда.

Ася же прекрасно говорит на языке Альбера Камю и Катеба Ясина: именно она по мобильному телефону из Парижа вела переговоры с алжирским сотрудником компании Air France об обратном вылете Адама. Итак, ему бронируют место на рейс 28 января. Вторая парижская пересадка - его последний шанс. Ася решила встречать его в аэропорту с подругой-чеченкой. Естественно, она немного боялась: для девушки это тоже решающий момент.

Самолет приземляется вовремя, и Ася через стекло терминала 2В замечает силуэт Адама. Они подают друг другу знак. Девушка останавливает полицейского пограничной службы и говорит ему, что сейчас произойдет. Полицейский вежлив с ней, она рассказывает ему о Чечне, объясняет ситуацию Адама, который подвергается преследованиям и насилию. Полицейский ее внимательно слушает. Как будто между прочим он просит ее сделать копию своих документов. Ася не сердится. Она даже предлагает свои услуги в качестве переводчицы, если понадобится. В конце концов, она знает Францию. Она сама получила французское гражданство в 2006 году. Ей можно доверять. Все еще в сопровождении своей чеченской подруги она следует за полицейским до отделения полиции. И тут капкан захлопывается: девушкам объявляют, что они арестованы по подозрению в "содействии незаконному въезду и пребыванию" иностранца.

"Нас обработали по полной программе: надели наручники, бесконечно допрашивали, дважды обыскивали, ночь держали под арестом", - рассказывает Ася. Ее друзья, студентка из Руанды Жанна М., уроженец Анжера Жан А., собравшиеся в анжерском кафе, улыбаются. Теперь все это в прошлом. На этот раз все закончилось хорошо. Когда назначенный им адвокат 29 января встретился с девушками, он был в недоумении, за что они задержаны. Однако пришлось дождаться полудня, чтобы их освободили.

Адам, которого поместили в зону ожидания, подвергся такой процедуре. Он уничтожил свой паспорт, билеты и все, что указывало на его гражданство: теперь, чтобы посадить его в самолет, отправляющийся в Москву, французским властям надо было сначала доказать, что он гражданин России. На этот раз у него было время и возможность заполнить бланк заявки на предоставление убежища. Возможно, ему откажут и вышлют его из Франции. Но у него, по крайней мере, будет предусмотренный законом шанс постоять за себя. А пока его тоже отпустили по решению судьи в Бобиньи.

Адам Сиев еще об этом не знает, но ему действительно помогло "чудо": с 1 февраля введено обязательное требование иметь транзитную аэропортовую визу, что подавляющему большинству чеченцев не дает возможность уехать из России. "Добираться до Франции будет все сложнее. Но, - признается координатор Чеченского комитета Мартен Росло, - эта мера только увеличит количество нелегальных методов и тайных обходных путей. Потому что чеченцы и дальше будут бежать". По его мнению, эта мера может отвадить тех, кто приезжал по экономическим мотивам, но не тех, у кого есть "серьезные и уважительные причины" просить политическое убежище.

Источник: Le Monde


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru