Архив
Поиск
Press digest
18 сентября 2020 г.
12 октября 2006 г.

Роберт Амстердам | Financial Times Deutschland

Иная восточная политика

Перед германской политикой и экономикой стоит выбор: они могут быть услужливыми помощниками Путина или сильными и критичными партнерами

Мир еще раз стал свидетелем драматических событий в России: угроза лишить лицензии на разработку сахалинского месторождения концерн Shell, экономическая и политическая изоляции Грузии, политическое убийство журналистки Анны Политковской. Как относится к этому Германия? И как эти события влияют на мероприятия, подобные нынешнему "Петербургскому диалогу"?

С тех пор как Вилли Брандт в своей восточной политике сделал ставку на диалог, никогда германо-российские отношения не были столь радужными. В дипломатии и в экономике никогда не было подобной гармонии, сотрудничество на всех уровнях не было таким выгодным, но при всем при том стабильность никогда не был такой хрупкой, а необходимость ясного критического курса - столь наболевшей.

Мужество, достойнее удивления

Такого курса придерживается Ангела Меркель. Ее скепсис по отношению к Путину и Кремлю несомненен, смелость, с которой она всегда отстаивает интересы Польши и прибалтийских государств, напоминает о демократических ценностях и настаивает на соблюдении прав человека, достойна удивления. Так часто, как с Владимиром Путиным - пять раз в своей нынешней должности - канцлер не встречалась ни с одним другим главой государства. Недостатка в недвусмысленных сигналах не было. В Москве она общалась с представителями неправительственных организаций, критически настроенных по отношению к властям. Она пошла еще дальше, подчеркнув "фатальное воздействие" определенных "несоответствий" в России и указав на "неприемлемые условия заключения господина Ходорковского".

Итак, это случайность, что министерство иностранных дел именно сейчас представило программу "новой восточной политики"? Что побудило министерство иностранных дел во главе с Франком-Вальтером Штайнмайером - когда-то советником, наиболее ценимым Шредером, - именно сейчас опубликовать документ, который больше похож на признание в любви и не содержит ни одного слова критики? Сейчас, в разгар явно антидемократических процессов в России, коррупционных интриг, продолжающихся нарушений прав человека и убийств журналистов, несомненно имеющих политическую подоплеку? Сейчас, непосредственно перед началом председательства Германии в Европейском союзе?

Германия заинтересована в сильном Кремле?

Такая "новая восточная политика" является пугающим знаком толерантности, превратно истолкованной, и дипломатии, движущейся в неверном направлении. Действительно ли в министерстве иностранных дел ожидают привилегированного отношения в энергетических вопросах в ответ на то, что Германия намеренно закроет глаза на все более авторитарный и агрессивный стиль путинского руководства?

Уже Герхард Шредер следовал по этому пути наименьшего сопротивления, больше того - он к тому же препятствовал попыткам Запада поставить в рамки Путина и его приближенных, злоупотреблявших властью все сильнее и откровеннее. Пока Россия постепенно прощалась с основополагающими принципами правового государства, Шредер интересовался исключительно построением экономических отношений.

Шредер должен согласиться с тем, что он несет солидарную ответственность за концентрацию коррумпированных личностей во власти в России. Это как раз и демонстрирует истинное лицо тех, кто правит Россией Путина. Но слишком многие немецкие политики и бизнесмены все еще закрывают глаза, оспаривая масштабы перемен и игнорируя последствия, которые уже сказались на российских гражданах и, возможно, еще скажутся на жителях Европы.

Россия - это важный экономический партнер и главный поставщик энергоносителей. Поэтому, говорят многие, Германия заинтересована в сильном Кремле. Позиция не только циничная, но и ошибочная. Стабильные экономические отношения, как показывает мировая история, развиваются там, где во главе угла стоят этические и демократические ценности. Оппортунизм в данном случае оправданий не имеет.

Германия должна принять решение

Германия должна решить, согласиться ли ей с критической, но умной и взвешенной позицией канцлера? Или предпочесть молчаливую дипломатию? Должна определиться и экономика: где она, с демократией и этикой или с быстрыми деньгами. Успех немецких фирм на российском рынке не в последнюю очередь базируется на согласии со стандартами, которые лежат так низко, что в Германии они были бы неприемлемы. Неправильно понятая толерантность выхолащивает суть как раз тех ценностей, которые являются фундаментом западного общества: свобода, демократия, принципы правового государства. До тех пор пока российские правители будут считать, что их действия не влекут за собой серьезных последствий, "неприемлемое" положение вещей сохранится.

Если "новая восточная политика" МИДа будет проводиться в жизнь, то Германии следует понять, что она разделит ответственность за политический и общественный регресс в Российской Федерации. Если в дальнейшем будет запрещена какая-та партия или неправительственная организация, то это будет сделано с одобрения Германии. Если критик режима будет подвергнут аресту и неправедному суду, ответственность за приговор должна будет разделить Германия.

Следующий этап своего пути с Россией Германия должна пройти как сильный и честный партнер, а не как клиент, зависимый от энергоносителей.

Роберт Амстердам - адвокат арестованного российского бизнесмена Михаила Ходорковского

Источник: Financial Times Deutschland


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru