Архив
Поиск
Press digest
2 июля 2020 г.
12 сентября 2006 г.

Екатерина Максимова | Frankfurter Allgemeine

Матрешки и нацистские ордена

Многие русские торгуют сегодня сувенирами со своей родины на блошином рынке на берегу Майна

Александр Серков, озираясь по сторонам, достает из-под стола свою коллекцию. Он внимательно изучает людей, которым показывает нацистские ордена. Однако большинство из них он уже знает, ведь многие обращаются к нему не в первый раз. Уже два года Серков каждую неделю приходит на блошиный рынок, расположившийся на Берегу музеев, где он торгует русскими сувенирами и советскими орденами времен Второй мировой войны - но также и предметами с нацистской символикой, которые находит на различных военных биржах.

"Недавно через интернет я продал в Россию кинжал со свастикой - правильнее сказать, через интернет-аукцион. Однако все пошло наперекосяк", - рассказывает Серков. Русский, который готов был заплатить 200 евро, оказался милиционером. Соответственно, деньги и кинжал были конфискованы, а против Серкова возбудили уголовное дело. Выход из положения удалось найти с большим трудом.

Поэтому он продолжает приходить по субботам на свое место на берегу Майна. "Продажа сувениров помогает мне продержаться на плаву", - говорит Серков. Он как безработный получает небольшое пособие, но этого хватает только на аренду жилья. С женой и 14-летним сыном, больным диабетом, он уже восемь лет живет в городке под названием Михельштадт. "Мне уже 52 года, - говорит он. - В моем возрасте здесь сложно найти работу. Когда мы как немцы Поволжья покидали Россию, жить там было плохо. Но и сейчас, когда положение там немного улучшилось, мы не хотим возвращаться обратно - там я тоже не смогу найти работу".

Неподалеку от Серкова расположилась женщина, которая отказывается назвать свое имя. Она торгует расписными брошками и яркими матрешками, известными деревянными куклами, которые вкладываются одна в другую. "Все это ручная работа, - говорит женщина. - Я заказываю их художникам в России и продаю тут вот уже десять лет". Иногда туристы даже заказывают у нее товар, но торговать предметами искусства очень сложно, говорит она. И поскольку ее выручка позволяет всего лишь не умереть с голода, женщина еще подрабатывает переводчицей.

Она не входит ни в одну из двух групп, которые в прошлые годы дали Германии наибольший приток иммигрантов из России: это поздние переселенцы, имеющие немецкие корни, и еврейские эмигранты - она приехала сама по себе. "Я изучала здесь экономику и организацию производства, но диплом так и не получила. Когда я начинала учиться, моя дочь была совсем маленькая. Теперь же осталось три года до того времени, когда она закончит здесь, в Германии, школу", - рассказывает она. Раньше она любила ездить в Россию, но вернуться насовсем она не может или не хочет из-за дочери. "Я нахожусь в шатком положении: в Германии я живу уже 15 лет и чувствую себя здесь как дома, но у меня нет вида на жительство, только виза, которую мне постоянно приходится продлевать".

Серков и женщина с матрешками - далеко не единственные, кто продает на блошином рынке русские сувениры. Матрешками также торгует Петр Скурка. Этот поляк едва говорит по-немецки, однако свободно владеет русским, поскольку в Легнице, откуда он родом, на этом языке говорит половина жителей города. Русский язык на блошином рынке Франкфурта - обычное средство общения, даже американцы нередко обращаются к нему на этом языке. Они охотно покупают матрешек с лицами глав российского государства, Ленина, Горбачева и Путина, рассказывает Скурка. Но ажиотажный спрос на русские сувениры, увы, давно миновал. Только теплые меховые шапки с длинными ушами, известные в России как ушанки, еще более ли менее находят своего покупателя. К клиентам Скурки принадлежат также поздние переселенцы из России - они покупают подарки для своих немецких коллег и друзей.

У переселенцев из Казахстана популярностью пользуются, прежде всего, музыкальные CD и фильмы из России - в зависимости от вкуса и степени тоски по родине. Сергей тоже приехал из Казахстана. Поэтому он знает, что чаще всего смотрят русские в Германии - старые советские фильмы, а также современные российские мыльные оперы. Этого добра у Сергея хватает. Однако откуда у него все эти CD, он не признается. При этом он уверяет, что весь его товар - бывший в употреблении, ведь новые вещи на блошином рынке продавать запрещено. Казах твердо стоит на своем, и немудрено: этот источник дохода очень важен для него.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru