Архив
Поиск
Press digest
15 июня 2021 г.
13 декабря 2001 г.

Редакция | La Stampa

Дом муллы Омара: великолепие и развалины

Вдали от развалин Кандагара, у подножия горы, за негустой сосновой рощей расположилась бывшая резиденция муллы Омара. На территории комплекса возведены многочисленные фортификационные сооружения для контроля над подходами к резиденции. Обширное пространство окружено высокими стенами, на которых были установлены батареи зенитных пушек. У монументального входа расположился очередной пост охраны. Само здание резиденции выполнено в стиле "исламского" рококо. Мулла Омар, проповедовавший бедность и неприятие всего современного, себя, тем не менее, очень любил. Это свойственно всем диктаторам, всех времен и народов. Над территорией резиденции возвышается здание мечети, напоминающее по стилю декорации Диснейленда. Минареты отделаны зеленым камнем. В этой вызывающе пестрой мечети доминируют зеленый и розовый цвета. У уцелевших после бомбардировок стен, расписанных сценами из мирной жизни, цветут шикарные растения, о существовании которых вряд ли можно было бы догадываться. За огромными железными воротами маленький дворик, где приходилось ждать аудиенции. Вазы с розами. Кабинеты, выдержанные в мягких и нежных тонах. Хамид Карзай, глава нового временного правительства, обосновался в этом дворце. Здесь устроились и американские военные советники. Они установили свои антенны на крышах зданий, расположенных за мечетью. За другой железной дверью мулла Омар устроил свои апартаменты. Все то же рококо. Позолоченные подсвечники и огромные настенные росписи с водопадами и сценами из деревенской жизни. В углу - большущий букет цветов в тон обоям. Помещение делится на две части: слева - покои лидера талибов. Небольшая комната для молитв. Фотография: мечеть в Медине. Другая комната с двуспальной кроватью, библиотекой, полной книг. Розовая ванна, душ, туалет на турецкий манер. Американцы здесь не слишком тщательно прицеливались: разрушений мало. Правое крыло предназначалось для трех жен муллы. Пол разрушен. Здесь американские бомбардировки нанесли больший ущерб. На земле валяются детская присыпка и молочная бутылочка. Кухня практически полностью разрушена. Хотя в целом резиденция не слишком пострадала.

В другом доме в Кандагаре - зеленый пол, строгие цвета, в углу - куча снарядов. Человек с седой бородой, командир, в военном кителе и черных брюках демонстрирует ежедневник. "Книга", - говорит он по-английски, показывая страницы с красными надписями. "Это книга "Аль-Каиды", - говорит он, а его солдаты смеются. Один держит в руках винтовку, у него большие руки с грязными ногтями, нечесаная борода. Он смеется и говорит: "Вот этим я убил кучу арабов". Когда? "Сейчас". Другие тоже смеются.

В Кандагаре больше не стреляют. Вдоль дороги, ведущей в город - воронки от бомб и люди, прикрытые одеждой: невозможно понять, спят ли они или уже отдали богу душу. Прошел слух, что на мине подорвался корреспондент французского телевидения. Он лишился ноги, но возможно, выживет. Некоторые говорят, что талибы, бежавшие из Кандагара, укрылись в расположенных поблизости деревнях и готовятся к новым боям.

Гул Ага Ширзаи, новый губернатор города, говорил иностранным корреспондентам, что "ситуация, вероятно, еще недостаточно стабильная", но он предпринимает все возможное, чтобы заставить противника сдать оружие. "Очень скоро мы начнем патрулировать пустынные районы вокруг города. И все вернется на круги своя". Затем он выделил сопровождающего для группы корреспондентов, желающих осмотреть город. Группу сразу же отвезли на одну из баз "Аль-Каиды". Вероятно, это уже установившийся маршрут для вновь прибывших.

Корреспонденты видели развалины домов, людей в крайней степени истощения, детей, выглядывающих из-за разрушенных стен домов. Такие картинки можно увидеть повсюду, где идет война. Необязательно для этого приезжать в Кандагар.

Один из представителей Гул Аги предупреждает, что следует сохранять бдительность. "По нашим данным, еще 300 талибам и арабам удалось бежать. Они продвигаются по дороге, ведущей в Пакистан". Другой моджахед говорит: "Бои были тяжелыми, они сражались до конца". И не важно, что до нас дошли совсем иные слухи: город был сдан, как Мазари-Шариф и Кабул, после бомбардировок без боя.

Журналистам показывают одно за другим помещения бывшей базы "Аль-Каиды". Здесь повсюду карты, обрывки бумаг, разбросанная обувь, бинты, гильзы от боеприпасов. В одной из комнат - письменный стол, стул, на стенах - карты. Сопровождающий достает одну из книг и говорит, что это списки арабов, воевавших в Афганистане. Затем он ведет журналистов в другую комнату, голубую, с пустыми стенами. Солдаты вокруг вновь начинают проверять свои винтовки, спрятанные под одеждой. На них патронташи, тюрбаны, ботинки без шнурков, на лицах - привычные длинные, черные бороды. На улице, на развалинах журналистов поджидают дети. Один, лет двенадцати, говорит: "Ни один житель квартала не был ранен или убит. Но многим негде жить. В том, что нас бомбили, виноваты арабы и талибы. И теперь, когда они ушли, вернулся мир".

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru