Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
13 декабря 2007 г.

Николас Вольц | Frankfurter Allgemeine

Крестик не на том месте

Неделю назад россияне выбирали новый парламент, и, по мнению западных комментаторов, они просто были обречены на принятие неверного решения. Результат выборов был известен заранее. Семипроцентный барьер, контроль власти над СМИ и административный ресурс обеспечили победу путинской "Единой России". Но как бы отреагировал Запад, если бы всего этого не было? Если бы люди могли сделать свободный выбор в пользу оппозиционных политиков, таких, как экс-чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров - но тем не менее - и на это многое указывает - все равно бы поступили иначе?

Тогда бы нам пришлось признать, что русские - и не только они - не испытывают потребности в мнимых плодах демократии в той мере, в которой они, по нашему мнению, должны были бы ее испытывать. На самом деле большинство граждан России действительно поддерживает "суверенное" господство Путина. И на это существует множество причин. С одной стороны, исторические - ведь до 1989 года Россия не знала иного стиля руководства, кроме автократического. И от такого глубинного влияния нельзя избавиться в одночасье. По словам эксперта Льва Гудкова, занимающегося исследованием общественного мнения, выборы в России поэтому являются простой формальностью, "церемонией узаконивания партии, которая находится в данный момент у власти".

Русские продают демократию за экономический рост

Кроме того, факт остается фактом: при Путине Россия стала более стабильной, богатой и влиятельной. Кому интересно, в чем при этом состоит личная заслуга Путина, а в чем - обстоятельств, таких как повышение цен на нефть, которое просто сыграло ему на руку? Гудков считает, что в настоящее время не более 15% граждан страны сделали бы выбор в пользу демократической партии. Ситуация, когда население некоторых стран делает не тот выбор, какой был бы хорош для этого самого населения (или не тот, как хотелось бы нам), происходит чаще, чем может показаться на первый взгляд. Причины этого намного разнообразнее тех примеров, которые можно привести.

Возьмем, к примеру, Соединенные Штаты. Не могли бы именно американцы избавить самих себя и своих союзников от многих неприятностей, если бы еще пара сотен человек в знаменательный день в ноябре 2000 года поставила крестики напротив кандидата по имени Альберт Гор (или если бы Верховный суд не принял решения завершить пересчет голосов в штате Флорида)? Ан нет, через 4 года они снова повторяют эту ошибку - и из Европы снова доносятся стоны. За этим, как и в первый раз, кроется наивная вера в то, что "другой" - неважно, Гор или Керри, - представляет собой нечто большее, чем мы сами - не так консервативен, воинственен, религиозен и однобок, более благосклонен в отношении ООН и, конечно, более открыт для советов из "старой Европы".

Нетрудная задача для популистов

Но Америка как раз не такая, по крайней мере, большинство ее граждан. Для многих это может оказаться разочарованием. 11 сентября произошло бы и без Буша, и никто не может сказать, как бы утешил президент Ал Гор переживший такую психологическую травму американский народ. Ну не проектами же по спасению мирового климата. Террористическая атака на Нью-Йорк поставила с ног на голову всю американскую политику. Когда страсти понемногу утихли, никто не мог вспомнить о том, как так получилось, что сын президента из Техаса взял верх над сыном сенатора из Теннесси.

Если верно то, что в западных медийных демократиях существует большая потребность в новых лицах, то Альберт Гор после 8 лет, проведенных на посту вице-президента, выглядел на фоне скандально известного Билла Клинтона просто давно известной фигурой. Несмотря на это, как для Америки, так и для остального мира действует правило: на людей легко оказывать влияние, а уж на тех, у кого низкие доходы и невысокий уровень образования, и подавно. Создается впечатление, что именно в странах Латинской Америки и Восточной Европы перед популистами стоит самая легкая задача. А демократия, как бы это ни раздражало, не только не предотвращает прихода к власти какого-нибудь Уго Чавеса или Ярослава Качиньского, а делает его возможным.

Тот, кто создает образ врага, уже победил

Чавес, например, позиционирует себя как духовного наследника южноамериканского героя-освободителя Симона Боливара и пообещал освободить Венесуэлу из оков "империализма" и подарить беднякам лучшую жизнь. При этом успешно: на трех относительно демократических парламентских выборах он оставил далеко позади всех своих соперников. Экономические соображения могут играть решающую роль во время принятия избирателями решения. Но стоит также учитывать и другие интересы и настроения. Например, в Польше в выигрыше остаются те, кто берет на вооружение в планировании избирательной кампании надломленное чувство национального самосознания большой части населения. Религия также является важным фактором. И тот, кому удается создать образ врага или превратить в действенный инструмент уже существующий, тоже может рассчитывать на победу.

Если кто и руководствуется этим принципом, как никто другой, так это иранский президент Махмуд Ахмадинежад. Он позиционирует себя как представителя бедного народа, который его выбрал. Хотя многие иранцы в июне 2005 года так и не дошли до избирательных участков. Но те, кто пришел, сделали свой выбор не в пользу Али Рафсанджани, фаворита Запада, а в пользу человека, которые не только обещал то же самое, что и Чавес своему народу - то есть отобрать у богачей нефтедоллары и отдать их беднякам, - но и смог мастерски использовать в своих целях антиамериканские настроения.

Но иногда разум избирателей все же одерживает победу

Запад отреагировал на якобы ошибочное решение иранцев с тем же замешательством, с которым через полгода он узнал о победе на парламентских выборах в Палестинской автономии радикально-исламского "Хамаса" над умеренным "Фатхом". Надежды палестинцев на надежный доход, стабильную жизнь и уменьшение масштабов коррупции так же не оправдались, как и чаяния иранцев. Но в то время, как палестинцы сегодня разрознены как никогда, иранцы, похоже, постепенно понимают, что обогащение урана, выпады в сторону Израиля и отрицание Холокоста не сделали их более счастливыми. Но дадут ли они выход своему неудовлетворению на парламентских выборах, намеченных на будущую весну?

Не исключено. В конце концов избиратели подчас начинают понимать, что те, за которых они по той или иной причине отдают свои голоса, приносят их стране больше вреда, чем пользы. Так, в Польше либерал Дональд Туск сменил во главе правительства национал-консерватора Ярослава Качиньского, а Уго Чавес недавно потерпел поражение на референдуме. Но быстрее всех свое мнение поменяли жители Бельгии: после того, как победитель на парламентских выборах христианский демократ Ив Летерм не сумел сформировать правительство, страну из кризиса пришлось выводить его либеральному предшественнику Ги Верхофштадту - через полгода после своего поражения на выборах.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru