Архив
Поиск
Press digest
5 августа 2020 г.
13 февраля 2006 г.

Редакция | Financial Times

Россия в председательском кресле

С того дня, когда эксклюзивная "семерка" индустриально развитых стран в 1998 году открыла двери своего клуба России, надо было ждать неприятностей. Россия не подходила ни по критерию богатства, ни по критерию демократии. Приветственный жест в сторону Москвы был сделан из желания поддержать демократический процесс. Нынешняя печальная реальность такова, что сегодня Россия немного богаче, благодаря высоким ценам на нефть, и менее демократична. Когда в председательском кресле Владимир Путин, что могут предпринять остальные?

Ответ: мало что. Во-первых, российский президент популярен на родине из-за того, что повернул вспять демократический процесс, создал искусственные политические партии для поддержки режима, практически восстановил государственный контроль над многими телеканалами, а теперь еще принял закон, закрывающий неправительственные организации. Он не демонстрирует уважения к бывшим советским республикам, а ныне его соседям, Украине и Грузии. Он встревожил европейцев, используя свой контроль над поставками газа и нефти для укрепления влияния в регионе. При этом и Европа, и США нуждаются в его помощи, наиболее насущной является задача убедить Иран отказаться от ядерных амбиций.

Парадоксально, что Путин сделал энергетическую безопасность главной темой своего председательства в G8, а затем отметил это тем, что в Новый год отключил газ Украине. Теперь Европейский союз считает Россию источником энергетической нестабильности и ускоряет запоздалые усилия по выработке единой энергетической политики, включающей новые связи между странами, новые хранилища и поиск источников, позволяющих уравновесить чрезмерную зависимость от "Газпрома" - поставщика, контролируемого Кремлем.

Будучи потребителями энергии, европейцы имеют мало рычагов влияния на Россию, откуда идут основные поставки, и Путин это знает. Они могут навести порядок в собственном доме. Они могут убедить Путина ратифицировать энергетическую хартию, которая открыла бы доступ к трубопроводам "Газпрома" независимым поставщикам (включая центральноазиатских) - но контроль над кранами останется у "Газпрома".

Единственным инструментом, оставшимся в распоряжении остальных членов G8, является возможность обеспечить или нет Путину международный престиж, о котором он мечтает в председательском кресле. Уже поздно исключать его или отказываться приехать на июльский саммит в Петербург. Это его расстроит, но не заставит изменить свою политику. Но семеро лидеров могут использовать эту трибуну, чтобы публично объяснить, почему их беспокоит отход России от демократии - скорее с грустью, чем с возмущением. Это справедливо и по поводу отношения Москвы к ее соседям.

Что касается G8, то, допустив Москву, она перестала быть демократическим клубом. Присутствие Москвы подчеркивает абсурдность отказа в доступе Китаю и подлинно демократической Индии. Чем скорее их примут, тем будет лучше. С Путиным в председательском кресле G8 никак не назовешь эксклюзивным клубом.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru