Архив
Поиск
Press digest
5 августа 2020 г.
13 февраля 2006 г.

Питер Финн | The Washington Post

Автомобильная авария как наглядный урок привилегий

Лишение свободы человека, связанного с автокатастрофой, в которой погиб один из самых известных российских политиков, в выходные вызвало протесты по всей стране, особенно среди автомобилистов, увидевших в обвинительном приговоре неспособность судов защитить простых граждан от мстительной власти.

Возмущенные сторонники Олега Щербинского, железнодорожника, машину которого прошлым летом ударил сзади несущийся на большой скорости автомобиль губернатора Алтайского края, в субботу и воскресенье провели митинги в 22 российских городах, от Петербурга до Владивостока. В ходе закрытого судебного процесса Щербинского в январе приговорили к четырем годам колонии.

"Для людей у власти мы никто, - заявил Александр Кирьянов, 33-летний железнодорожник из родной деревни Щербинского в пригороде Бийска. - Как после этого можно верить в справедливость?"

Привилегии и злоупотребления власти нигде не видны простым россиянам так, как на дорогах, где политики и чиновники в роскошных автомобилях со специальными номерами и синими мигалками заставляют других водителей жаться к обочинам и сплошь и рядом нарушают правила. В то же время простым гражданам постоянно докучает дорожная милиция, требующая мелких взяток. Раздражение вылилось в откровенный гнев, поскольку автомобилистам легко представить себя на месте Щербинского.

"У нас на дорогах кастовая система: есть элита, которая делает все, что хочет, и все остальные, которым следует убраться с дороги, - сказал Вячеслав Лысаков, глава московского автомобильного клуба, который в воскресенье организовал митинг в городе. - Те, кто у власти, должны сначала сами соблюдать закон, а уж потом требовать этого от других".

Катастрофа произошла погожим утром 7 августа в Алтайском крае. 36-летний Щербинский, его жена и 12-летняя дочь вместе с соседкой и ее сыном ехали на озеро на пикник. Губернатор, 48-летний Михаил Евдокимов, ехал на празднование дня рождения советского космонавта, родившегося в одной из окрестных деревень. Он и его супруга находились на заднем сиденье, впереди сидели водитель и телохранитель.

Обе машины двигались на север по шоссе, ведущем из Бийска в столицу края Барнаул. На шоссе, прямом, но холмистом, в то утро было спокойно. Приближающегося транспорта не было, когда Щербинский начал выполнять левый поворот, говорится в судебных документах.

Губернаторский "Мерседес" обогнал другой автомобиль и пересек осевую линию, поднявшись на холм. Щербинский на "тойоте" был примерно в 300 ярдах на двухрядной дороге внизу холма. Он замедлил ход, включил сигнал и вписался в поворот.

Водитель Евдокимова начал торможение примерно в 80 ярдах от места столкновения, но было уже поздно. "Мерседес" ударил "тойоту" в левый бок, взлетел на воздух и ударился о березу.

Евдокимов, бывший актер и комик, которого называли "сибирским Шварценеггером" после того, как он стал губернатором в 2004 году, его шофер и телохранитель погибли сразу. Жена Евдокимова получила серьезные травмы. В машине Щербинского никто не пострадал.

В суде Щербинский заявил, что не видел и не слышал машину, приближавшуюся сзади. Один из свидетелей показал, что "Мерседес" не подал сигнала и не включил сирену, хотя на крыше у него была синяя мигалка. Следователи заявили суду, что скорость "Мерседеса" была не менее 93 миль в час, адвокаты утверждают, что она приближалась к 125 милям в час.

"Я помню сильный удар и взлетевшую вторую машину", - сказала жена Олега Светлана Щербинская, сидевшая рядом с ним.

Судья решила, что Щербинский должен был увидеть "Мерседес" и остановиться, хотя поворот был сделан по правилам, а справа от Щербинского было достаточно места для "Мерседеса". 3 февраля его приговорили к четырем годам колонии за неосторожность, которая привела к смерти других людей, и за то, что он не уступил дорогу машине, имевшей приоритетное право. Адвокаты подробно рассказали о процессе, а журналистов допустили на оглашение приговора, в котором были кратко изложены обстоятельства дела.

"Почему простые люди должны отвечать за чужие ошибки?" - сказала 31-летняя Наталия Голосова, одна из участниц московского митинга, собравшего около тысячи человек.

Адвокаты Щербинского утверждают, что водитель губернатора либо ехал так быстро, что не смог скорректировать движение автомобиля и уйти вправо, либо ошибочно решил, что может обогнать Щербинского слева.

"Это было обычное ДТП, но беда в том, что в одной из машин находился губернатор, - сказал Андрей Карпов, один из двух адвокатов Щербинского, работу которых оплатили автомобильные клубы всей России и профсоюз железнодорожников. - Водитель губернатора вел машину не думая, ехал очень быстро и уже не мог справиться с управлением".

После аварии казалось, что местные власти придерживаются того же мнения. Дорожная милиция первоначально говорила, что "Мерседес" нарушил правила, а пресс-секретарь губернатора в ответ на предположения, не является ли катастрофа спланированным убийством, назвал ее обычной аварией.

"Мы надеялись, что расследование будет честным, - сказала Щербинская у тюрьмы города Бийск, где до суда держали ее мужа. - Но потом, наверное, решили, что кто-то должен быть виноват".

Первоначальные разговоры об убийстве спровоцировало то, что за неделю до аварии МВД отобрало у Евдокимова машину сопровождения, заявив, что губернаторам такие машины не полагаются.

Евдокимов, который в ходе выборов победил кандидата от прокремлевской "Единой России", вел постоянную борьбу с местными политическими элитами. Региональный парламент дважды выносил ему вотум недоверия.

Но у народа губернатор оставался популярным, а из-за актерской известности его смерть стала событием национального масштаба. В ходе декабрьского опроса общественного мнения 36% респондентов назвали смерть Евдокимова главным политическим событием года, поставив ее впереди 60-летия победы во Второй мировой войне и осуждения магната Михаила Ходорковского.

В ноябре вдова Евдокимова, Галина Евдокимова, похоже, написала письмо в защиту Щербинского, в котором называла его "простым человеком, не имеющим ни званий, ни связей". Она заявила также, что местные власти должны объяснить, почему у ее мужа не было машины сопровождения.

Но к тому моменту прокуратура решила судить Щербинского. Евдокимова сделала заявление о том, что не писала подобного письма, хотя местные журналисты считают его искренним и думают, что на вдову оказали давление.

Судья Галина Щегловская отвергла все ходатайства защиты, включая требование экспертной оценки скорости губернаторского автомобиля. Все ходатайства обвинения она удовлетворила.

"Олегу приходится расплачиваться, - сказал адвокат Щербинского Сергей Шмаков, - за то, что он остался жив".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru