Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
13 июня 2005 г.

Даже в самом конце Михаил Ходорковский остался непокорным. Выслушав две недели назад свой приговор - 9 лет лишения свободы за неуплату налогов и мошенничество, Ходорковский, бывший нефтяной магнат, пообещал его оспорить. Дерзко пикируясь со своими обвинителями, он произнес то, что в полной мере соответствовало ожиданиям сочувствующих на Западе; на формирование этого сочувствия он потратил немало времени и денег.

"Несмотря на очевидное отсутствие доказательств моей вины и многочисленные свидетельства моей непричастности к каким бы то ни было преступлениям, суд решил отправить меня в лагерь, - сказал он в заявлении. - Мне известно, что судьба приговора по моему уголовному делу решалась в Кремле".

Умный миллиардер, который некогда считался самым богатым в России человеком и контролировал нефтяную империю, построенную благодаря ряду сомнительных сделок на миллиарды долларов и политике силы, Ходорковский также попытался сыграть на струнах российской традиции морального очищения через страдания.

"Пусть мне уготованы годы тюрьмы - я все равно испытываю огромное облегчение. В моей судьбе теперь нет ничего лишнего, случайного, наносного, никаких жирных пятен. Будущее видится мне светлым, а воздух завтрашней России - чистым".

Ходорковский заполучил прибыльное государственное имущество в ходе сомнительных приватизаций и построил свой конгломерат по западному образцу. В конце 2003 года правительство арестовало его на борту собственного самолета. А теперь ему уготована роль политического мученика, сила которого лишь закалится в тюремном лагере.

Однако где бы ни окончилось необычное путешествие Ходорковского, во многих экономических прогнозах относительно России завтрашнего дня учитывается падение его самого и его компании ЮКОС.

"Главный вывод из дела Ходорковского заключается в том, что российское государство устанавливает контроль над командными высотами российской экономики, - говорит Клиффорд Капчен, директор отдела исследований в Eurasia Group, консалтинговой фирме в Вашингтоне, которая специализируется на геополитическом и экономическом анализе. - После бурных лет ельцинского режима, когда были ограблены сотни тысяч простых россиян, это ожидаемый политический и экономический исход. Что не означает, однако, позитивного момента для экономики".

Однако предсказания тенденций российской экономики в "постходорковские" годы - это зачастую только догадки. Стефен Коэн, профессор российских исследований из Университета Нью-Йорка, любит напоминать студентам изречение Уилла Роджерса: "Россия - это такая страна: что бы ты о ней ни говорил, все правда".

Спору нет, практика беспорядочных и порой несправедливых сделок, которые характеризовали приватизацию госимущества ельцинской эпохи, закончилась при президенте Владимире Путине. Одна из причин, по которой, как полагают аналитики, он приостановил приватизацию, - это широко распространенная среди простых россиян неприязнь (вероятно, разделяемая самим Путиным) к состоятельным олигархам, таким как Ходорковский. Еще одной причиной могла стать экономическая нестабильность 1990-х.

Китай, сильная государственная власть которого успешно контролирует инициативы свободного рынка, вероятно, заменил американскую модель в глазах России как ведущий экономический маяк. И Кремль, как иллюстрирует крушение ЮКОСа и Ходорковского, теперь считает российский энергетический сектор экономической зоной, подконтрольной государству. Иностранцы и частные компании, кажущиеся нелояльными верховной власти, не имеют никаких шансов.

В то время как заключение Ходорковского в тюрьму интерпретировалось многими как наступление Путина на потенциального политического оппонента, некоторые кремленологи говорили и о том, что весь этот эпизод мог быть спровоцирован попытками ЮКОСа продать часть своего бизнеса нефтяным гигантам Exxon Mobil и ChevronTexaco. Эти сделки могли показаться Кремлю потенциальной угрозой национальной безопасности.

"Я не думаю, что арест Ходорковского как-то был связан с политикой, - указывает профессор Коэн. - Он завязан на то, кто контролирует российские природные ресурсы".

Хотя вокруг нефтяных месторождений повсюду развешаны таблички "посторонним вход воспрещен", другие сектора, в частности процветающие рынки автомобилей и потребительских товаров, приветствуют иностранное участие. Coca-Cola недавно купила одну из крупнейших в России компаний, производящих соки, петербургский Multon, создав совместное предприятие стоимостью 500 млн долларов, что дает Coca-Cola крупную долю на российском рынке соков.

"Наша вера в Россию основывается на больших людских ресурсах, образовательном уровне населения, огромных запасах природных ресурсов и быстро развивающейся экономике, - говорит Грант Уинтертон, высокопоставленный представитель Coca-Cola в регионе. - Это один из ключевых растущих рынков для нашей компании, и мы пришли сюда надолго".

Другие иностранные компании, такие как General Electric, Toyota и DaimlerChrysler, тоже разворачивают бизнес в России.

"Мы пришли к выводу, что ЮКОС - это в той или иной степени единичный случай в российской экономике, - заявил Блейк Маршалл, исполнительный вице-президент U.S.-Russia Business Council, торговой группы в Вашингтоне, которая представляет около 300 компаний, действующих в России. - Мы вряд ли увидим какое-то другое дело такого же масштаба и серьезности".

Когда арестовали Ходорковского, Путин заметил, что это дело является отдельно взятым уголовным процессом, дав понять, что он не планирует точно так же преследовать других олигархов. Путин в основном сдержал свое слово, хотя имеются признаки того, что прокуроры могут инициировать другие, менее крупные дела против других компаний, особенно вне Москвы.

Тем не менее развал ЮКОСа, предпринятый якобы для того, чтобы исправить злоупотребления в ходе сделок, организованных такими магнатами, как Ходорковский, также заставляет предположить наличие внутренних манипуляций, бюрократических махинаций и, вероятно, даже взяточничества, которое живет и процветает в России. Возможно, таким образом происходит процесс формирования совершенно новой олигархии.

"Роснефть", государственный нефтяной гигант, заполучила крупное сибирское подразделение ЮКОСа через компанию-прикрытие, первоначально купившую подразделение в ходе сомнительного, по мнению аналитиков, аукциона, откровенно срежиссированного Кремлем. Председателем "Роснефти" является Игорь Сечин, высокопоставленный кремлевский чиновник и представитель класса силовиков - тех, кто в свое время служил в российских службах безопасности и разведывательных агентствах.

Силовики являются одной из групп, участвующих в "драке за мяч": за влияние в Кремле. Другая важная группа состоит из либералов-реформаторов, которые пытаются провести демократические изменения, улучшить ситуацию с правами собственности, надежной судебной системой и правовым обеспечением контрактов.

Маршалл Голдман, содиректор Центра Дэвиса по российским и евразийским исследованиям в Гарварде, заметил, что Сечин и силовики недавно продемонстрировали игру экономическими мускулами - после того как Путин объявил, что "Газпром", государственный газовый гигант, сольется с "Роснефтью". Сечин фактически отменил эту сделку, заявил профессор Голдман, чтобы приберечь богатство и влияние "Роснефти" для собственных нужд.

"Интересно то, что Путин видит, что он не хозяин собственной судьбы, потому что он неудачник; "несчастненький", калека и потому что у силовиков есть собственные программы, - отмечает Голдман. - Мне кажется, мы станем свидетелями того, что люди вроде Сечина станут новыми олигархами, и они наверняка сделают все для того, чтобы потуже набить свои карманы".

Профессор Голдман припомнил встречу ученых и экономистов в Москве в прошлом году, попасть на которую можно было строго по приглашению. Путин собрал этих людей, чтобы они посоветовали Кремлю, как лучше загладить нарушения в ходе приватизаций, не нанося ущерба экономике. По словам Голдмана, там циркулировал документ, в котором перечислялись другие олигархи, кроме Ходорковского, которых будет преследовать прокуратура, и это укрепило его во мнении, что дело ЮКОСа не останется единичным случаем.

В прошлые выходные Путин открыто раскритиковал Анатолия Чубайса, главу ЕЭС, за недавний энергетический кризис в Москве. Путин обвинил Чубайса в провалах в руководстве и призвал провести расследование налоговых выплат ЕЭС - аналогичное расследование в итоге обернулось ловушкой для Ходорковского. Чубайс - это померкшее светило ельцинских лет и пользующийся большой нелюбовью архитектор части приватизационных сделок. Если верить российской мельнице слухов, по воле Кремля судьба Чубайса висит на волоске.

Вероятно, это не совпадение, что Чубайс, который недавно пережил попытку покушения на трассе в Подмосковье, воздал хвалу Путину и его руководству в интервью, опубликованном в пятницу в газете "Московские новости".

И все же, как это часто бывает с Россией, не все соглашаются с анализом нынешнего положения дел, построенным на идее господства силовиков, слабого президента и якобы приготовленной плахи для олигархов ельцинской эры. Финансисты говорят, что предполагаемое слияние "Роснефти" с "Газпромом" могло быть отменено не силовиками, а адвокатами ЮКОСа, которые заблокировали эту сделку в американских судах.

"Разговоры о том, что экономическую политику определяют силовики, - это полная чушь. Их мандат - это национальная безопасность. Экономическую политику определяют либералы, - говорит Уильям Браудер, инвестор. - Путин пытается сбалансировать две эти группы и остается последним арбитром".

Притом что критики Путина считают этого российского президента злом для экономики, никто не спорит, что в течение его срока значительно возросли иностранные инвестиции в Россию, хотя точные цифры найти сложно.

Обратная сторона этой медали - значительный рост утечки капитала, который свидетельствует об отсутствии веры в перспективы России. Однако на данные об утечке капитала, как и на данные об иностранных инвестициях, в России тоже нельзя полагаться.

В речи в прошлом году Путин похвастался, что Россия по-прежнему стремится к удвоению ВВП с 2000 по 2010 годы. Эта амбициозная цель означает, что экономика страны, где около четверти населения продолжает жить в нищете, должна расти на 7% в год.

Путин реализовывал свои экономические цели ежегодно в течение последних четырех лет, однако в первой половине этого года экономический рост замедлился, главным образом из-за ослабления нефтяной индустрии, которая - с Ходорковским или без Ходорковского - остается экономическим хребтом России.

Ходорковский же даже за решеткой может восприниматься как угроза. Хотя Кремль подорвал его финансовые позиции, он может остаться политическим фактором.

"Российская власть исторически, через государство или партию, была единственным, кто жаловал и гарантировал богатство и доход, - говорит Бернард Сухер, инвестиционный банкир, живущий в Москве. - Все это в настоящее время изменилось, однако русские до сих пор борются с вопросами о том, кто должен иметь богатство, кто должен наживать богатство и как это богатство должно распределяться".

"Эта история ни в коей мере еще не закончена: речь идет и о Ходорковском, и о его компании, и о битве между политикой и бизнесом в России", - добавил он.

На следующий день после вынесения приговора Ходорковскому его сторонники опубликовали результаты опроса, проведенного уважаемым институтом изучения общественного мнения, Центром Левады, который показал, что 8,3% опрошенных россиян готовы голосовать за Ходорковского на выборах президента. Хотя это вряд ли можно считать высоким рейтингом, он показывает - по крайней мере в теории - что павший олигарх мог бы получить более высокие результаты, чем другие политики, за исключением, конечно, Путина.

Неделей позже Никита Белых, новый лидер главной российской либеральной и прорыночной партии, Союза правых сил, озвучил идею того, что Ходорковский мог бы возглавить предвыборный список партии на парламентских выборах 2007 года. Однако это - далекая перспектива при самом оптимистическом сценарии, ведь его досрочное освобождение невозможно до выборов преемника Путина в 2008 году.

И, тем не менее, происходящее подчеркивает, что Ходорковский пережил частичную трансформацию - от презираемого олигарха, который нажил огромные состояния с помощью сомнительных тактик, до голоса политической оппозиции. Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии, московской консультационной организации, назвал его "трагическим узником совести".

Даже в Кремле пошли трещины. Андрей Илларионов, известный экономический советник Путина, подверг критике действия прокуратуры, назвав их некомпетентными. Он заявил, что ему лично стыдно за государство, которое представляет себя таким образом. Он также назвал дело ЮКОСа крупнейшим экономическим и политическим событием в стране с момента краха Советского Союза. Возможно, это некоторое преувеличение, однако его комментарий внес свой вклад в повышение статуса Ходорковского.

Репутация Ходорковского была так подмочена, что, вероятно, все, что ей оставалось, - это начать улучшаться. "Ходорковский не был тем человеком, с которым ты по собственному желанию отпустил бы гулять свою дочь, - говорит Эрик Краус, аналитик Sovlink Securities в Москве. - Превращать этих людей в мучеников и героев глупо".

Однако каким бы ни было прошлое Ходорковского и как бы он не нагрешил, зарабатывая свое состояние, он предпочел не уезжать из России, в отличие от Бориса Березовского, Владимира Гусинского и нескольких своих деловых партнеров. Какими бы ни были мотивы, стоящие за этим решением - наивность, высокомерие или даже просчитанная кампания с целью трансформации своего имиджа и улучшения репутации через тюремное заключение, - он оказался загнанным в клетку в зале суда.

"Именно мои недоброжелатели, которым по ночам снится обуреваемый жаждой мести Ходорковский, обречены всю оставшуюся жизнь трястись над украденными активами ЮКОСа, - заявил он в суде. - Это они глубоко несвободны и свободными никогда уже не будут. Их жалкое существование - вот подлинная тюрьма".

Отчасти из-за его непокорности над ним нависла вероятность новых обвинений, которые могут прибавить еще как минимум десяток лет к его нынешнему приговору.

"Вы спрашиваете меня, кто будет следующим, - поинтересовался у интервьюера на прошлой неделе Владимир Колесников, заместитель генпрокурора. - У нас в обойме есть дела. Могу сказать, это дело (Ходорковского) не последнее".

Некоторые аналитики отвергают представление о Ходорковском как о политическом заключенном. Григорий Явлинский, лидер партии "Яблоко", которую Ходорковский финансировал до ареста, заявил, что перед его финансовым покровителем стоят задачи более сложные, чем построение политической оппозиции. И он, зная ситуацию в российских тюрьмах, хочет только одного - чтобы Ходорковский остался жив и вышел на свободу.

Последние слова Ходорковского в зале суда уловили и его сторонники, которые считают его российским Рокфеллером, и клеветники, которые настаивают, что он украл все, что мог. "Для них (для следующих поколений) моя судьба должна стать уроком и примером... Правда всегда побеждает - раньше или позже".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru