Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2021 г.
13 марта 2006 г.

Уэсли Кларк | The Wall Street Journal

"Маленький Гитлер"

Смерть Слободана Милошевича в Гааге - настоящая трагедия для международного сообщества. Но в наибольшей степени это трагедия для самого сербского народа. Это, вероятно, станет очередным этапом в истории неудач, мученичества и изоляции сербов, которые сам Милошевич вызвал к жизни для того, чтобы захватить и удержать власть. Я знал его как националистического руководителя и военного противника.

Вместе с другими американцами, участвовавшими в миссии Ричарда Холбрука по мирным переговорам на Балканах в 1995 году, я провел бессчетные часы в компании югославского президента Слободана Милошевича. Будучи командующим объединенными силами НАТО в Европе, в 1997 году я полемизировал с Милошевичем по поводу военных преступников и осуществления условий Дейтонского мирного договора, в 1998 году я передавал ему предостережения и угрозы НАТО, просил его оказать сотрудничество в разрешении возобновившегося конфликта, и, когда все попытки провалились, я возглавил военную кампанию НАТО, вынудившую его прекратить этнические чистки и вывести свои войска и полицейские отряды из Косово. В 2003 году я вновь встретился с ним в Гааге, когда давал показания для стороны обвинения в суде, где он проходил как обвиняемый в военных преступлениях.

Хотя его смерть завершила нескончаемый судебный процесс, точка в нем так и не поставлена. Его смерть только довершает комплекс сложных проблем, которые все еще стоят перед международным сообществом, Европой и собственно Сербией.

В свои 64 года Милошевич был офицером армии, коммунистом, чиновником, банкиром и, прежде всего, югославским сербом, который использовал свои навыки и жесткую националистическую риторику для того, чтобы проложить себе дорогу к наивысшему государственному посту в Югославии с одной целью - сделать изгоями и подвергнуть преследованиям граждан Югославии, своих же граждан. В ходе четырех последовательных конфликтов, в каждом из которых он потерпел поражение, Милошевич использовал войну как способ разграбления и развала собственной страны. Он изгнал миллионы жителей из домов и стал виновником гибели сотен тысяч человек. Ему были свойственны рационализм и, иногда, хитрость, в переговорах он часто проявлял себя блестящим тактиком, но в итоге выказывал себя глупцом в стратегии. Среди его чудовищных преступлений - убийства и геноцид, и он в неоплатном долгу перед человечеством и сербами в частности.

В юности Милошевич был убежденным коммунистом и превосходным студентом, получавшим самые высокие оценки. Его мать была учительницей, и она поощряла его учебу, но не одобряла занятий спортом. Он был влюблен в Миру Маркович, фаворитку Тито, потерявшую мать во время Второй мировой войны при невыясненных обстоятельствах. Ее мать, будучи партизанкой, была схвачена фашистами, которые допрашивали ее, пытали и, предположительно, убили. Более вероятна версия, согласно которой ее отпустили, а потом она как предательница была убита партизанами. Родители и дядя самого Милошевича покончили с собой. Однако, хотя, определенно у него была темная полоса в жизни, я никогда не думал, что ему грозит самоубийство - он был слишком поглощен самим собой и своими идеями.

За время долгих переговоров летом и осенью 1995 года мы с ним не раз обедали, болтали об истории и геополитике, говорили о чем угодно, начиная с его воспоминаний о том, как он в юности был в Америке, и заканчивая его переживаниями за семью. Глядя на его суровую манеру и командирские интонации, многие во время Дейтонских мирных переговоров шутили, что он - настоящий Бог-Отец. Однако мы скоро пришли к выводу, что он больше похож на маленького Гитлера, творящего беззаконие диктатора, способного на преступления, убийства и этнические чистки. Любые сделки с ним следовало тщательно взвешивать с точки зрения нравственности: не легитимизируют ли они деятельность Милошевича и насколько велика их ценность в разрешении кровавого конфликта.

Во время Дейтонских мирных переговоров все "достоинства" Милошевича оказались на виду: упрямство, хитрость и вспышки гнева; грандиозные мечты о будущем Сербии как ворот в Европу; его нескрываемая нелояльность по отношению к соотечественникам-сербам и его очевидная ложь обо всем, начиная с событий в Сребренице и заканчивая его отношением к другим странам. Он много пил и курил, несмотря на жалобы на давление и проблемы со здоровьем.

Во время церемонии подписания Дейтонских соглашений в Париже Милошевич был в центре внимания и беседовал со многими мировыми лидерами, такими как Билл Клинтон. Однако он так и не выполнил данных тогда обещаний, в частности касающихся осужденных за военные преступления, например, бывшего президента Боснийской Сербии Радована Караджича. К концу лета 1997 года сербское сопротивление попыткам НАТО обеспечить выполнение условий договора возросло, и мы вновь призвали Милошевича помочь в этом. Однако он упрямо отказывался нам помогать. Он все еще лелеял мечты о великой Сербии и полагал, что может соперничать с НАТО.

Весной 1998 года он начал новую серию этнических чисток на Балканах, на этот раз применив силы специальной полиции против известного албанского клана в Косово. Всего было истреблено 60 человек, в том числе женщины и дети. Почти целый год НАТО пыталось найти сбалансированный подход к решению проблемы, чередуя переговоры и ужесточение угроз новой войны в бывшей Югославии. Однако Милошевич самонадеянно считал, что может игнорировать угрозы НАТО и беззастенчиво проводить новые чистки.

Это был еще один стратегический просчет Милошевича. НАТО выполнило свои угрозы, начав постепенно интенсифицирующуюся авиационную кампанию и применив угрозы наземного вторжения. При дипломатическом содействии России Милошевич, обвиненный в военных преступлениях, вынужден был вывести свои вооруженные силы из Косово. Так был нанесен новый удар по его идее великой Сербии. Когда он в следующем году выставил свою кандидатуру на перевыборы президента, его оппоненты в Белграде были уже готовы. Они потребовали честного голосования и его отставки. Вскоре он был доставлен в Гаагу.

Причины его смерти, как можно было предположить, обсуждаются некоторыми из его соотечественников, обвиняющими во всем ООН. Радикальные националисты, которых он выпестовал, обязательно превратят его в мученика и героя.

Самый длинный в истории процесс по обвинению в военных преступлениях так и не завершился. Многочисленные жертвы Милошевича и их семьи не дождались правосудия. А сам сербский народ снова не узнает ужасной правды о преступлениях режима Милошевича.

Он умер не вовремя. Сейчас Сербия отчаянно пытается переосмыслить свое прошлое и взглянуть в лицо будущему. Осужденные военные преступники, такие как Ратко Младич и Радован Караджич все еще, вероятно, живут под официальной защитой. Будущий статус Косово не определен, и участие Сербии в решении этого вопроса очень бы помогло. Еще одна проблема возникнет в связи с референдумом о независимости, предстоящем в Черногории. И хотя Сербия обращается к Западу за помощью, ее будущее пока не известно, так как сербский народ все еще пытается понять, насколько он был обманут.

Даже в правление Милошевича многие в Сербии хотели вступления в ЕС и сотрудничества с НАТО. Экономическая модернизация Сербии пошла бы на пользу и ее соседям, в том числе членам НАТО Болгарии, Румынии и Венгрии. Их участие в мировой политике в качестве современных государств помогло бы политическому урегулированию и развитию на Балканах. Однако все это подразумевает отказ от гипернационализма, который провозгласил Милошевич. Для многих в Сербии это превратилось в мифологию, в которую они привыкли верить, чтобы противостоять реальности лишений, коррупции и нищеты.

Смерть Милошевича, вероятно, погребет истину под еще одним слоем обвинений и контробвинений. Его процесс для Сербии был долгим национальным телесериалом. Эффект от избыточного количества доказательств сводился на нет, так как у Милошевича на родине статус звезды, а его аргументы, хотя и часто неуместные, звучали весьма высокопарно.

Теперь приговора не будет, и слабое руководство Сербии будет вынуждено преодолевать еще одно препятствие на пути к переучиванию собственного народа и переориентированию его на иные цели. Его смерть - это не меньшая трагедия, чем его жизнь. И жизнь Милошевича, и смерть Милошевича лишили миллионы людей правосудия, надежды и лучшего будущего.

Уэсли Кларк был командующим объединенными силами НАТО в Европе во время косовской кампании 1999 года и выставлял кандидатуру на должность президента США от Демократической партии в 2004 году.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru