Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
13 октября 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Почему Кремлю наплевать на Запад

С того самого момента, как президент Владимир Путин объявил о начале "политической реформы", которая позволит Кремлю назначать региональных губернаторов помимо других изменений политического устройства, большинство стран Запада начали проявлять холодность к России.

Заявляя, что Россия терпит отступление на стратегически важной территории демократического развития, Запад видит в Путине главное разочарование. Путин не любит критику в прессе. Кремль предоставил довольно невразумительные объяснения решения Путина, но по большому счету ни одно из них не прозвучало сколько-нибудь убедительно. Едва ли стоит этому удивляться - в конце концов Владимиру Путину глубоко наплевать, что думают на Западе о внутренней политике в его государстве.

Если судить по тому, что в западной прессе пишут о России Путина, может показаться, что и Путин и его страна неминуемо движутся к тупику. Захват заложников в школе Беслана вызвал поток сочувствия, хлынувший на жертв этой трагедии. Но этим настроениям сопутствовало возмущение решением Путина о назначении губернаторов и упразднении выборов по одномандатным округам в нижнюю палату парламента.

Путин заявляет, что эти "политические реформы" необходимы для защиты национальной безопасности и борьбы с международным терроризмом. Очень может быть, что сам он в это действительно верит, но весь остальной мир с трудом может понять и согласиться с его логикой. Со стороны ситуация выглядит так, будто, чем больше Путин делает для установления безопасности и порядка в России, тем авторитарнее становится его правление. Возможно, так оно и есть, но какое ему дело до того, что думает весь остальной мир?

Президент России - жесткий прагматик. Он редко дает обещания. За пять лет в должности президента Путин продемонстрировал, что готов очень далеко зайти во имя национальных интересов - невзирая на отношение международного сообщества. Когда мир соглашается с Россией, Путин в восторге. Когда мир не соглашается, Путин раздосадован, но непоколебим. У Путина есть для России собственный сценарий, и к ожиданиям Запада этот сценарий не имеет никакого отношения.

Сейчас разочарование, которое испытывает Запад по отношению к Путину, сравнимо только с разочарованием Путина в Западе. Путин никогда не утверждал, что он намерен импортировать западные институты и ценности в Россию. Его приоритеты совершенно иного порядка, и все они весьма прозрачны.

Программа Путина до чрезвычайности проста. Реформировать экономику для обеспечения стабильного роста и победы над бедностью, охватившей страну после распада СССР в 1991 году. Поместить Кремль в центр "командных высот" экономической стратегии. Умерить на порядок власть и влияние олигархов в политике и экономике. Сделать так, чтобы контроль над производством энергии в России принадлежал государству, - как обстоит дело в большинстве стран - энергетических экспортеров.

Кроме того, идет непрерывная работа над выстраиванием "вертикали власти" для усиления суверенитета страны и, как нам говорят, безопасности. Наконец Путин стремится вернуть России международный престиж и уважение.

С точки зрения Кремля, во всех этих сферах произошел значительный прогресс. Единственная область, где Кремль не может заявлять, что добился успеха с 1999 года, это непрекращающийся кризис в Чечне, с которым Россия так и не справилась.

Пристальный взгляд на программу Путина обнаруживает, что демократия и гражданское общество - в том виде, в котором их понимают на Западе, - там отсутствуют, либо представлены крайне слабо.

На словах они поддерживаются, но государство практически ничего не делает, чтобы укрепить их. Однако, по сравнению с тем, как Кремль задействовал весь свой аппарат, чтобы справиться с нефтяной компанией ЮКОС и ее основными акционерами, его отношение к обществу в целом было довольно милосердным.

То, что на Западе часто считают антидемократическими тенденциями Путина, может на деле отражать его индифферентность к демократии. Он попросту не видит, какая от нее польза в более масштабной схеме проекта реформ в России. И отталкиваясь от событий последних пяти лет, Запад и не должен ожидать от Путина, что он впустит их политические ценности и институты во внутреннюю политику России.

Запад должен оставить пустые надежды в отношении России. Россия выбрала свой собственный путь развития во главе с лидером, пользующимся в народе неподдельной популярностью. Приняв это как данность, мы избавим себя от дальнейших разочарований в связи с политическим устройством России. На кону стоит еще так много интересов.

Смотреть на Россию свысока и демонстрировать ей пренебрежение контропродуктивно. В любом случае Кремль в итоге проявит к этому полнейшее равнодушие. Такие отношения меньше всего нужны Западу и России для коллективной борьбы с международным терроризмом и долгосрочных взаимовыгодных отношений в области энергетики.

Политические реформы Путина должны окончательно положить конец политическим иллюзиям, разъединявшим Россию и Запад на протяжении последнего десятилетия. Запад должен наконец осознать, что Россия не станет его копией в обозримом будущем. Пока же необходимо обратить основное внимание на то, что объединяет Россию с Западом. В нашем опасном мире было бы непростительной ошибкой для России и Запада игнорировать то общее, что у них есть.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru