Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
13 октября 2006 г.

Крис Нун | Forbes

Батарейки Европы садятся

Лучшие времена европейских энергетических рынков миновали. Теперь континент страдает от повсеместного понижения предельно возможного производства электричества в моменты пикового потребления, недостаточных капиталовложений в инфраструктуру, высоких цен на энергию и медленного продвижения в деле рыночной либерализации.

Хуже всего то, что у Европы едва хватает электроэнергии, чтобы все работало. В 2005 - начале 2006 года незначительный разрыв между предложением и спросом на электричество упал до самой низкой отметки в истории - 4,8%, то есть ниже, чем аналогичный показатель в 5,8% в 2004 году. Не пошли на пользу Европе и экстремальные погодные условия: рекордно высокая температура летом 2005 привела к огромному росту спроса на кондиционеры. В результате жестоких морозов зимой 2005-2006 годов и засух в Испании и Франции цены взлетали очень высоко.

Хуже всего приходится Испании. Несмотря на 8-процентное повышение потенциала генерации, избыток реального потенциала упал до -4%. Некоторые страны, такие как Великобритания и Ирландия, успешно справились с проблемой предельных нагрузок путем больших капиталовложений в генерирующие мощности.

Однако в целом континенту сильно не хватает инвестиций. Год назад консалтинговая компания Capgemini заключила, что в течение ближайших 25 лет европейским правительствам придется вложить 700 млрд евро (878 млрд долларов) в электростанции. В своем Обзорном докладе по европейскому энергетическому рынку за 2006 год Capgemini отмечает, что, хотя инвестиции и выросли за 2005 год, континентальные планы на пятилетку все еще недостаточны, чтобы восстановить безопасную ситуацию с энергоснабжением.

"Может показаться удивительным, почему правительства не инвестируют больше денег, - говорит Колетт Левинер, начальник глобального сектора Capgemini по энергии, химикатам и коммунальным услугам. - Поскольку речь идет о долгосрочных капиталовложениях, здесь есть очень большие риски. Во-вторых, чтобы получить разрешения построить, скажем, атомную электростанцию, нужно пройти очень долгую процедуру. Если раньше строительство атомной станции занимало пять лет, то теперь - все десять".

Инвестиции в производство должны поспевать за стремительно растущими ценами на энергию. Оптовая цена на электричество выросла на 70% в 2005 году, по сравнению с предыдущим годом, когда цены доходили лишь до 270 евро (339 долларов) за мегаватт/час. Это произошло на волне значительного повышения цен на энергию в 2005 году по сравнению с 2004 (цены на нефть и газ выросли, соответственно, на 53% и 38%), высоких цен на эмиссию углекислого газа и стесненной ситуации со спросом и предложением.

Огромное повышение розничных цен вызвало недовольство потребителя. На европейских конкурентных розничных рынках потребители, в раздражении от повышения цен, все чаще меняют своих поставщиков энергии. В 2005 году этот показатель был особенно высок в Британии и северных странах.

Контроль России над главным краном тоже держит цены на высоком уровне. В начале этого года, когда президент Владимир Путин перекрыл поставки газа через Украину, Европу бросило в жар, несмотря на мороз за окном. Хотя Кремль быстро снова включил газ, это было сильное напоминание, что долгосрочные планы энергопоставок в ЕС в большой мере зависят от российского газа. "Теперь ясно, что "Газпром" использует свое положение поставщика газа и владельца трубопроводов для давления на предприятия Западной и Восточной Европы, имея в виду план выхода в розничный газовый бизнес", - говорит Левинер.

Европейскому континенту не удается также сдержать свои обещания по экологии. Несмотря на введение в действие Европейской схемы торговли эмиссией парниковых газов в 2005 году, очень маловероятно, что ЕС сможет выполнить свои обязательства по Киотскому протоколу. ЕС в целом обязался по Киотскому протоколу снизить эмиссию парниковых газов на 8% за период с 1990 года до 2008-2012 годов. Однако в 2005 году 15 членов ЕС на 300 млн тонн углекислого газа отставали от заданных в Киотском протоколе показателей, за исключением Британии, где премьер-министр Тони Блэр ввел в действие строгий План национальной локализации, выполняющий амбициозные задачи Киотского протокола.

Европейский энергетический рынок к тому же не либерализован настолько, насколько хотели бы брюссельские бонзы. Наблюдается некоторое противоречие между европейской утопией о нерегулируемом и либерализованном рынке и прочно укоренившимися протекционистами, существующими в юрисдикции сверхгосударства.

Да, слияния и поглощения начались, но не по модели, которую предпочитает царица ЕС по конкуренции Нили Кроес. Процесс начался с враждебного притязания испанской компании Gas Natural на свою соотечественницу, компанию Endesa, за которым последовало более дружественное предложение о поглощении от немецкой компании E.ON. Две недели назад Кроес объявила, что Испания нарушила законы ЕС, чиня препятствия E.ON. в процессе покупки компании.

Еще одной головной болью для Кроес стали компании France's Suez и Gaz de France, которые объявили о слиянии сразу после того, как стало известно, что итальянская компания Enel хочет купить Suez. Этим крупномасштабным сделкам предстоит преодолеть еще много барьеров как на национальном уровне, так и на уровне ЕС. Но они уже отвлекают внимание от ряда меньших операций, в том числе от желания крупных игроков начать инвестировать в "новые приграничные государства", такие как Россия.

"Однако, - говорит Левинер, - если они преодолеют все барьеры, это может вызвать цепную реакцию новых слияний и приобретений, которая несет в себе потенциал возникновения олигополистического рынка. Это идет вразрез с желанием ЕС иметь свободный рынок и неограниченную конкуренцию".

Источник: Forbes


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru