Архив
Поиск
Press digest
19 сентября 2019 г.
13 апреля 2015 г.

Рэйчел Донадио | The New York Times

Камингаут звезды "Интернов" вызвал в России смесь негодования и безразличия

Живущий в России американский актер Один Байрон, исполнитель одной из ролей в сериале "Интерны", рассказал The New York Times о том, что он чувствовал, когда феврале публично заявил о своей гомосексуальности. Еще раз прокомментировал это событие и его коллега по съемочной площадке Иван Охлобыстин.

"Первая неделя получилась очень странной. Было чувство физической опасности, политической опасности", - вспоминает Байрон. Сразу после камингаута ему рекомендовали не говорить с корреспондентами бульварных изданий и не ездить на метро, пишет Рэйчел Донадио. Байрон предпочел на некоторое время уехать из России, но затем вернулся и сейчас снова "живет в Москве со своим бойфрендом, казахским режиссером".

"Все были очень благожелательны. Коллеги по работе сразу же меня поддержали. Все действительно пошло самым замечательным образом", - говорит, тем не менее, Байрон. По словам Донадио, "пока что нет признаков, что его заявление положило конец его карьере в России". Американский актер, в частности, продолжает сниматься в сериале. Он играет "симпатичного американского интерна" Фила Ричардса, у которого по сюжету "два отца-гея". Как подмечает журналистка, из-за этой детали "получается, что Байрон участвует одновременно и в высмеивании, и в укреплении бытующих в России стереотипов, гласящих, что Запад - это испорченное, лояльное к гомосексуалистам место". "Основываясь на этих стереотипах, президент Владимир Путин в последние несколько лет продвигает семейные и религиозные ценности", - говорится в статье.

"Я хотел использовать свое положение, звездный капитал, капитал славы, который я здесь заработал, - я хотел употребить его на благие цели, - сказал Байрон. - Особенно после высказываний Вани. Мне хотелось это как-то уравновесить".

Речь идет о словах актера Ивана Охлобыстина, тоже звезды "Интернов", что "геев нужно живьем сжигать в печах". В интервью The New York Times он дал понять, что до сих пор шокирован: "Его не обсуждали и не осуждали, но все спрашивали себя: "Зачем? Почему сейчас?" Мы оказались в идиотском положении. Рядом с нами работает содомит, и потом он в этом признается. Нам было бы лучше этого не знать".

Дружить с Байроном Охлобыстин, по его словам, больше не может, но, поскольку оба они профессионалы, съемки очередного сезона будут завершены. У него нашлось для Байрона и несколько добрых слов: "Он приятный, талантливый человек, очень хорошо знает русский". Свои слова о сжигании геев в печах Охлобыстин прокомментировал так: "Как православный христианин я обязан иметь определенное мнение о геях. Для нас они не люди, не гомо сапиенсы, а вроде как инопланетяне". Впрочем, добавил он, "мы ненавидим грех, а не грешника. Один в полной безопасности, его жизнь будет комфортна, пожалуйста, не волнуйтесь".

В России реакция на признание Байрона "варьировала от безразличия до некоторого интереса со стороны желтой прессы", "новостные телеканалы едва моргнули", отмечает автор. Один из продюсеров "Интернов" Вячеслав Дусмухаметов "через пресс-секретаря сказал, что опасений насчет рейтингов в связи с камингаутом Байрона у производителей сериала нет".

Актер и художественный руководитель театра "Сатирикон" Константин Райкин, у которого Байрон учился в Школе-студии МХАТ, сказал: "Когда он приехал к нам, он не знал ни слова по-русски, а через полтора года уже играл на русском "Гамлета". Для меня главное, что он хороший человек и превосходный актер. Думаю, он недооценил проблемность этого вопроса в России. Если бы он знал, какое в России к этому отношение, возможно, вел бы себя осторожнее".

Источник: The New York Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru