Архив
Поиск
Press digest
18 марта 2019 г.
13 августа 2015 г.

Маша Гессен | The New York Times

В каких обстоятельствах позволителен аутинг?

Журналистка Маша Гессен описала в своей статье в The International New York Times два недавних случая аутинга (несанкционированного раскрытия чужой сексуальной ориентации) в США и России. Оба случая вызвали бурные споры, большинство раскритиковало аутинг.

В США "сайт Gawker разоблачил связь двух мужчин - некого топ-менеджера в медийной сфере и работника секс-индустрии", напоминает Гессен.

В России один телеведущий разместил в Instagram фото с подписью, что девушки имеют какую-то магическую власть над парнями. Ксения Собчак в своем Instagram прокомментировала так: "Этот пост - яркое подтверждение того, почему так важно толерантно относиться к секс-меньшинствам".

"Собчак пояснила, что телеведущий был постоянным участником гей-вечеринок в Москве и ранее состоял в отношениях с одним видным топ-менеджером прокремлевских СМИ. Он "вынужден писать эти унизительные посты про женское внимание, потому что знает - если он сделает каминг-аут, его уволят", - передает Гессен, цитируя запись.

И публикация на Gawker, и запись Собчак вызвали бурные споры, казалось бы, об одном и том же: аутинг - шаг, полезный для общества, или вторжение в частную жизнь? По мнению Гессен, с аутингом Gawker все ясно: этот менеджер - фигура непубличная, так что аутинг был вторжением в его частную жизнь.

В Москве все сложнее. "Один из мужчин, разоблаченных Собчак, - топ-менеджер прокремлевского таблоида, который, собственно, кормится вторжениями в чужую частную жизнь", - поясняет Гессен.

Что до общественной пользы, то "большинство россиян уверено, что никогда в жизни они не встречали ни одного гея. Поэтому огласка гомосексуальной ориентации двух видных, популярных молодых мужчин, возможно, изменит восприятие в обществе", пишет Гессен.

А было ли вторжение в частную жизнь? Ксения Собчак просто "предала огласке нечто, общеизвестное в неком закрытом сообществе. Именно так функционировал аутинг в США в 1990-х", - пишет Гессен.

"Но, даже если недавний московский аутинг можно истолковать как услугу обществу и счесть, что вторжения в частную жизнь не было, остается главный вопрос: стоил ли он тех бед и опасностей, которые мог спровоцировать, и кому решать, соразмерна ли цена?" - рассуждает Гессен.

Собчак сама написала в Instagram, что из-за ее откровений телеведущего могут уволить. Тележурналист Антон Красовский, который в 2013 году объявил о своей гомосексуальной ориентации и лишился работы, раскритиковал аутинг Собчак. Он написал, что подвергался нападениям, и подчеркнул: "Но это моя война, и я объявил ее сам".

Гессен пишет: "Собственно, эту войну объявил не Красовский, а Кремль, когда несколько лет назад начал пробивать законы, ограничивающие права россиян из ЛГБТ-сообщества". Вправе ли гомосексуалист затаиться и пересидеть эту войну? Гессен пишет: "Я 20 лет прожила в России в качестве открытой лесбиянки, на меня и мою семью обрушился весь натиск антигейских законов: были и атаки с применением силы, и вынужденный побег из страны. Я умоляла других геев объявить о своей ориентации в ответ на гомофобские настроения, порожденные кремлевской кампанией".

Но Гессен глубоко сомневается, что стала бы предавать аутингу двоих мужчин, которых разоблачила Ксения Собчак. По ее мнению, в Москве так опасно быть гомосексуалистом, которого знают в лицо, что аналогии следует проводить не с аутингами в США, а с ситуацией "в Германии в начале 1930-х, когда евреи столкнулись с антисемитскими законами".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru