Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
13 февраля 2008 г.

Кондолиза Райс и Роберт Гейтс | The Washington Post

Что нам надо сделать в Ираке теперь

За прошлый год мы увидели, что иракцы твердо привержены делу укрепления своей независимости. Иракская армия и полиция играют ведущую роль в обеспечении безопасности на значительной части территории страны. Ирак вступает в отношения с другими государствами Ближнего Востока. Иракский народ хочет сам удовлетворять собственные нужды и сам решать свою судьбу. Он также стремится к более нормальным отношениям с Соединенными Штатами.

Наши военнослужащие и дипломаты приносят жертвы неописуемого масштаба, дабы помочь Ираку встать на путь самодостаточности. Ключевая фаза этого процесса начнется в ближайшие месяцы, когда наш посол в Багдаде Райен Крокер начнет обсуждать с иракским правительством основополагающие рамки для нормализованных отношений с США - в том числе так называемое соглашение о "статусе контингента". Мы призываем Конгресс и общество поддержать усилия наших высокопоставленных дипломатов и военного командования на этих переговорах - которые, на наш взгляд, являются неотъемлемой основой успешного исхода событий в Ираке и, в более широком смысле, соблюдения жизненно важных интересов и обеспечения безопасности Соединенных Штатов.

Для начала обрисуем общую картину. Везде, где американские войска размещаются или временно присутствуют на территории зарубежных государств, возникает целый ряд юридически-правовых вопросов, касающихся как общего масштаба миссии этих военных, так и подробностей повседневной жизни - от вопроса о полномочиях на ведение боевых действий до правил доставки почты. С более чем 115 государствами мы имеем соглашения о статусе контингента, модифицированные в соответствии с конкретными особенностями ситуации. Эти соглашения учитывают положение в той или иной стране, принимающей наших военных, а также уникальные потребности и характер миссий наших контингентов, размещенных там.

Если говорить об Ираке, то присутствие и роль в этой стране Соединенных Штатов и наших партнеров по коалиции санкционирована резолюциями ООН. Текущая санкция ООН истекает в конце нынешнего года, и Ирак дал понять, что не будет ратовать за ее продление. Он предпочтет соглашение, которое более соответствует критериям, обычно регулирующим отношения между двумя независимыми государствами.

Здесь, в США, идут споры о присутствии, составе и миссии воинского контингента Соединенных Штатов в Ираке в будущем. Однако ясно, что контингенту США потребуется действовать в Ираке и после окончания нынешнего года для того, чтобы стабилизация Ирака продолжалась.

На этих переговорах мы стремимся установить базовые параметры присутствия США в Ираке, в том числе соответствующие полномочия и юрисдикцию, необходимые для эффективных действий и выполнения наших главных функций, как-то: помощи иракскому правительству в борьбе с "Аль-Каидой" и совершенствовании его сил безопасности, а также в препятствовании притоку смертоносного оружия и обученных боевиков из Ирана. Кроме того, мы стремимся задать базовые рамки для крепких отношений с Ираком, отражающих наши общие интересы в области политики, экономики, культуры и безопасности.

Ничто из того, что будет вынесено на переговоры, не предполагает требований, чтобы мы продолжали боевые действия. Не будет оговариваться численность военнослужащих. Ничто не будет предполагать, что Соединенные Штаты обязаны вступить в войну с другим государством на одной стороне с Ираком либо выполнять иные подобные обязательства в сфере безопасности. Не предусматривается также разрешения на существование постоянных военных баз в Ираке (этого не хотим ни мы, ни иракцы). Кроме того, в соответствии с укоренившейся практикой таких соглашений, не требуется, чтобы Сенат США утверждал договор по своему праву ратификации - хотя мы будем тесно сотрудничать с профильными комитетами Конгресса, дабы предоставлять законодателям информацию и обеспечивать полную прозрачность. Секретные брифинги уже начались, и мы рассчитываем на вклад со стороны конгрессменов.

Говоря кратко, ничто из того, что будет обсуждаться на переговорах в ближайшие месяцы, не свяжет руки следующему главнокомандующему, кто бы ни оказался (или не оказалась) на этом посту. Напротив, это наделит президента законными полномочиями для защиты наших национальных интересов - и обеспечит ему/ей широкое пространство для маневра, чтобы выработать курс новой администрации.

Необходимость нормальных двусторонних отношений такого типа широко признана. Эту идею поддерживают умеренные политические силы всех общин Ирака - суннитской, шиитской и курдской. К ее осуществлению призвала двухпартийная группа видных сенаторов, в том числе Карл Левин, Джон Уорнер и Ричард Лугар. За нее также ратуют такие двухпартийные органы, как Независимая комиссия по вопросам сил безопасности в Ираке, возглавляемая генералом морской пехоты США в отставке Джеймсом Л.Джонсом. Комиссия Бейкера-Гамильтона также рекомендовала ряд долговременных миссий, для которых потребуется соглашение такого рода.

Мало кто сомневается, что 2008 год станет для Ирака годом ключевого переходного периода: численность нашего контингента будет и далее уменьшаться, характер нашей миссии - изменяться, а иракцы - и далее крепить свою независимость. Но для того, чтобы успехи, которые мы наблюдаем в последние месяцы, возымели продолжение, населению и правительству Ирака по-прежнему понадобится наша помощь. Иракцы попросили, чтобы мы вступили с ними в более нормальные отношения, и такие отношения станут частью фундамента успеха в Ираке - фундамента, на котором смогут вести строительство следующие администрации США.

Авторы статьи - госсекретарь и министр обороны США

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru