Архив
Поиск
Press digest
29 октября 2020 г.
13 мая 2005 г.

Ольга Крыштановская | Tages-Anzeiger

Показательные процессы при Сталине и при Путине

Владимир Путин собирается посредством показательного процесса избавиться от Михаила Ходорковского. Однако народ, в отличие от сталинских времен, не демонстрирует слепого послушания. Президент вредит России и самому себе

В предстоящий понедельник в Москве должен быть оглашен приговор Михаилу Ходорковскому, некогда самому богатому человеку в России. Он уже полтора года находится в тюрьме, предпочитая заточение жизни в изгнании. Он потерял свой бизнес, свои деньги, свою свободу и свои иллюзии.

За это время в России многое изменилось: ЮКОС, некогда крупнейший нефтяной концерн, расчленен, разворован и попал под контроль бюрократов из окружения президента. Россия потеряла важных союзников среди государств СНГ: Украину, Молдавию, Киргизию. Запад разочарован Владимиром Путиным, который, как оказалось, демократ лишь на словах. Среди российского населения растет недовольство режимом.

Ходорковского арестовали 25 октября 2003. Незадолго до этого он открыто заявил, что он ни при каких обстоятельствах не покинет свою родину. Тогда многие считали его сумасшедшим. К конце концов он, располагая состоянием в 15 млрд. долларов, мог бы иммигрировать, потягиваться на солнышке в каком-нибудь райском уголке земли и иметь все, что пожелает. Однако он решил по-другому.

Страх - основа диктатуры

Предчувствуя свой арест, он проконсультировался с различными юристами, еще раз точнейшим образом проверил все документы и бухгалтерию. Он позволил отправить себя за решетку, поскольку был уверен, что он чист перед законом и выдержит даже самую строгую проверку. Он бросил вызов режиму Путина, сказав: "Так докажите на открытом процессе, что я не прав!" Прокуратура попыталась, Кремль попытался, телевизионная пропаганда попыталась - получилось плохо.

Советник Путина Шувалов открыто назвал процесс над Ходорковским "показательным процессом", т.е. делом, которое должно преподать урок другим бизнесменам. Чтобы бизнесмены начали бояться, нужно было покарать самого богатого и уважаемого из них. Страх - это основа авторитарного стиля руководства.

После смерти Сталина в 1953 году в России не было показательных процессов, а в сталинские времена такие процессы были обычным делом. Каждую и каждого можно было назвать "врагом народа" и за это арестовать. Обвинения, которые выдвигали в отношении этих несчастных, были чудовищными и не имели ничего общего с реальностью: шпионаж, измена, убийство. Ослепленные пропагандой, люди кричали в экстазе: "Смерть врагу народа!" Никому не приходило в голову спросить о доказательствах виновности: Сталин сказал: "Враг народа" - значит, так и есть. Защиты в истинном смысле этого слова вообще не было. Государственные адвокаты были недостойными людьми, которые стыдливо исполняли свою позорную роль.

И вот теперь, полстолетия спустя, в России снова проводят показательный процесс. Но времена изменились. Российский народ не хочет кричать: "Смерть олигарху!" Россия, которая пережила перестройку и демократические реформы 90-х годов, ждет и надеется на справедливый приговор.

Между показательными процессами Сталина и Путина есть много общего. Так же, как некогда Сталин, Путин судит не виновных, а нелояльных. Так же, как некогда Сталин, Путин использует закон и всю правовую систему в качестве инструмента власти. Так же, как некогда Сталин, Путин формально требует от своих правоохранительных органов соблюдения процессуальных правил, однако при этом не действует презумпция невиновности. Так же, как при Сталине, при Путине выдвигается обвинение, но вина не доказывается.

Так же, как при Сталине, при Путине прокурор проводит государственную линию, а адвокат - линию частного лица. Поэтому прокурор важнее адвоката. К тому же адвокат - это неугодная государству фигура. Бедные судья и прокуроры живут на жалкую государственную зарплату и ходят в униформе. А богатые адвокаты подъезжают на мерседесах и одеты как денди. Бедные судья и прокуроры вынуждены брать взятки, адвокаты же - честны (что особенно неприятно).

Личные интересы вместо Великой Идеи

Между показательными процессами Сталина и Путина есть также и фундаментальные отличия. Сталин вел свою борьбу с "врагами народа" под знаменем Великой Идеи построения коммунизма. Люди верили в эту идею и ради ее осуществления были готовы на жертвы. Сегодня такой идеи нет. Чьим именем уничтожают процветающий энергетический концерн, неясно. Есть ли это этого польза для страны? С уверенностью можно сказать, что нет. По подсчетам российских экономистов, на деле ЮКОСа Россия потеряла свыше 10 млрд долларов.

Еще одно отличие: Сталин был аскетом и не использовал показательные процессы для личного обогащения. О Путине такого сказать нельзя. Люди понимают, что Ходорковского приносят в жертву не ради чистой идеи, а из-за банальной выгоды. Они поняли, что сейчас ельцинскую олигархию сменяет путинская. Чем богаче команда Путина, тем меньше у президента становится сторонников.

Еще одно отличие: Сталин решительно был тираном и даже не пытался делать вид, будто в СССР царила демократия. Его суд карал, а не вершил правосудие. Однако Путин боится быть настоящим диктатором. Он сначала действует жестко, затем извиняется и идет на попятный. Он хотел бы, чтобы его считали цивилизованным, современным главой государства. Он хотел бы выглядеть "легитимно", нравиться Западу, он хочет, чтобы Россия играла в мире позитивную роль. Поэтому сначала он жесткий, а в конце - ну, как придется.

Показательный процесс как ловушка

В эпоху интернета и глобального общества больше невозможно действовать точно так, как Сталин. Прожектора мировой общественности направлены на "показательный процесс" в отношении Ходорковского. Протоколы выступлений защиты и обвинения может получить каждый. И люди видят, что у прокуратуры нет доказательств. Не нужно быть юристом, чтобы прийти к убеждению, что защита намного убедительнее обвинения.

Все, кто присутствовал хотя бы на одном из судебных слушаний по делу ЮКОСа, верят в невиновность Ходорковского. Весь зал суда аплодировал речам адвокатов. А последнее слово Ходорковского произвело такое сильное впечатление, что у многих присутствующих на глазах появились слезы, даже у судей.

Как в таких обстоятельствах можно огласить жесткий приговор? Даже терпеливый русский народ даст выход своему возмущению. Дело передадут в международные суды. Ничем хорошим это для России не кончится.

Но как, с другой стороны, не вынести строгого приговора? Это же будет означать, что Ходорковский находился в заключение полтора года, как серийный убийца, что у него отняли концерн, даже не имея ответа на вопрос "Почему?".

Чтобы проиграть? Тогда нужно будет вернуть Ходорковскому его концерн. Но это бы означало позор для находящейся у власти элиты! Полное фиаско!

Вот та ловушка, в которую загнал себя Путин по причине своей непоследовательности: казнить нельзя помиловать.

Однако одно радует: это лучше, чем сталинская диктатура.

Можно влиять.

И нужно это делать.

Источник: Tages-Anzeiger


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru