Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
13 ноября 2007 г.

Манфред Квиринг | Die Welt

Почему Путин вовсе не хочет остаться президентом

Политолог Станислав Белковский, создатель российского Института национальной стратегии, рисует будущее России в мрачных тонах. Он говорит об устаревшей инфраструктуре, растущих ценах на продовольственные товары и взрывоопасном росте проблем. Интервью

- Сегодня Россия производит впечатление такой стабильной страны, какого она не производила уже давно. Почему же накануне парламентских и президентских выборов руководство страны столь сильно нервничает?

- Руководство нервничает потому, что существует множество проблем, которые замалчиваются или замалчивались долгие годы и решение которых откладывалось на потом.

- О каких проблемах вы говорите?

- Все начинается с кризиса национальной инфраструктуры, которая в течение последних тридцати лет не модернизировалась - дороги, линии электропередачи, теплосети; кроме того, ситуация усугубляется новым обострением положения на Северном Кавказе. В Ингушетии оно практически вышло из-под контроля. Аналогичные тенденции налицо также в Дагестане и Кабардино-Балкарии, где убивают и вытесняют русских.

- Учитываете ли вы здесь также повышение цен на продукты?

- Конечно, растущие цены на продукты питания провоцировали великие потрясения и взрывы не только в российской истории. А нынешнее повышение цен остановить невозможно, так как Россия критическим образом зависит от импорта.

- Разве российское сельское хозяйство как раз не встало снова на ноги?

- За время правления Путина посевные площади под зерновые культуры, а также поголовье крупного рогатого значительно сократились. Эксперты, не связанные с Кремлем, исходят в своих прогнозах из того, что к весне цены на хлеб поднимутся на 70-80%, на сливочное масло и мясо - на 50-60%. Это сделает жизнь малообеспеченных семей невыносимой. Уже сегодня 70-80% их семейного бюджета расходуется на питание. Вскоре на продукты им придется тратить больше, чем они зарабатывают.

Страх перед банковским кризисом

- Несмотря на приток нефтедолларов среди ваших сограждан растет страх перед банковским кризисом. Насколько этот страх оправдан?

- Действительно, банковской сфере угрожает кризис ликвидности, влияние на который оказывают два фактора. Во-первых, бегство так называемых "глупых" денег, краткосрочных кредитов сроком до полугода, которые текли в Россию в большом объеме - речь идет о сотнях миллиардов долларов - и на бурно растущем российском рынке позволяли получать до 30% годовых. Если они исчезнут, экономика России рухнет. Произойдет обвал биржевых индексов, и мы получим кризис ликвидности.

- Вы говорили еще и о втором факторе.

- Это проблема невозврата потребительских кредитов. В течение последних лет получить подобные кредиты было очень легко. Но финансовая дисциплина в России слаба. Большинство из тех, кто брал такие кредиты, вовсе не имел намерения их возвращать. Они воспринимались как компенсация со стороны элиты, присвоившей национальные богатства, с которых широким массам ничего не досталось. Этот узел проблем даст о себе знать громким взрывом в 2008 году.

- Вы полагаете, что президент думает также?

- Путин знает, что в стране идут крайне деструктивные процессы, которыми он просто не может управлять. Поэтому для него важно выбыть из игры до того, как случится взрыв.

- Путин совсем не хочет оставаться президентом?

- Нет. Никакого третьего срока не будет, все это миф и пропаганда. Главное для него - постараться избежать взрыва до тех пор, пока он все еще у власти. Обвал уже начался в виде неконтролируемого роста цен на продукты, что сильно затронуто большую часть населения.

- Однако существуют влиятельные группировки, которые ради сохранения стабильности хотят, чтобы Путин остался у власти.

- Дестабилизации не избежать по объективным причинам, катастрофа приближается: инфраструктурный кризис, полный распад армии, тотальная коррумпированность государственного аппарата, что практически выливается в его паралич. К этому следует добавить положение на Северном Кавказе, которое ухудшается с каждым месяцем, а также решительное продвижение китайцев в Сибирь и на Дальний Восток. Через три-четыре года они будут контролировать этот регион.

- Однако большинство россиян полагает, что энергичный лидер в Кремле может наладить все наилучшим образом, и именно поэтому он должен остаться.

- Не нужно переоценивать активную роль Путина в российской политике. Все решения, которые он принял, были тактическими и посему несущественными. Перед крупными стратегическими задачами он пасовал, снимал их с повестки дня или откладывал в долгий ящик. Роль Путина была пассивной.

- Кто все же принимает в России окончательные решения? Путин и тесный круг его доверенных лиц?

- Никакого политического механизма выработки решений в традиционном смысле этого слова практически не существует. Да, то, что говорится публично, то есть пропаганда, апеллирует к политике. Однако, по сути, решения являются какими угодно, но не политическими, в большинстве случаев они диктуются интересами больших денег. Всевластие Путина - это фикция.

- Интересы различных группировок неодинаковы, есть ли у группировок свои представители в Кремле?

- В Кремле представлены все группировки, и наоборот. Люди, которые сидят в Кремле, это непосредственные представители и совладельцы крупных предприятий.

- Это относится также и к президенту?

- Путин - это тоже крупный бизнесмен. Он контролирует 37% акций "Сургутнефтегаза", рыночная стоимость которого составляет 20 млрд долларов. Кроме того, он контролирует 4,5% акций "Газпрома". В компании Gunvor, торгующей нефтью, Путин через своего представителя Геннадия Тимченко имеет 50%. В прошлом году ее оборот оставил 40 млрд долларов, а прибыль - 8 млрд.

- Это подлинные цифры?

- Да, подлинные. В этой связи важно понимать различие между практикой Кремля и Владимира Путина, с одной стороны, и риторикой - с другой. Риторика Путина направлена на пресловутую стабилизацию режима и сохранение стабильности любой ценой. Эта риторика апеллирует к советскому и имперскому менталитету, который все еще очень популярен в народе. Но она не имеет ничего общего с реальными мотивами. Они в значительной мере определяются интересами большого бизнеса.

- Однако в мире Россия вновь играет значительную роль.

- Если рассматривать реальные последствия путинской политики последних восьми лет, то становится очевидным, что имперская риторика вообще никак не сказалась на политической практике. Влияние России в мире не возросло, а сократилось самым драматичным образом.

- Вы можете это обосновать?

- Когда Путин пришел к власти, Россия была полноценной региональной державой. Это была главная политическая сила на территории бывшего Советского Союза. Ни один режим - от Украины до Средней Азии - не мог сформироваться без согласия России. А режимы, занимавшие антироссийские позиции, например, Эльчибея в Азербайджане или Гамсахурдиа в Грузии, долго не жили.

- А сегодня?

- Сегодня все больше стран при определении своей собственной судьбы, своих перспектив отворачиваются от России. Москва осталась в одиночестве. Вся имперская идеология приходится только на пропаганду, реальная политика выглядит по-другому.

- Однако изменения политической системы, форсированные президентом, не остались незамеченными.

- Фундамент этому был заложен уже в 90-е годы, когда в 1993 году был обстрелян парламент, когда была принята пропрезидентская конституция, когда президентские выборы 1996 года были выиграны путем подлога. К власти пришли такие олигархи, как Березовский, Гусинский, Абрамович и Ходорковский, которые разделили между собой советскую собственность.

- Как вы считаете, в каких отношениях находится с ними Путин? В начале своего правления он говорил, что хочет равноудаленности всех олигархов.

- Путин не боролся за власть, в его нынешнее кресло он был посажен именно этими людьми. Березовский, Абрамович и другие сделали его президентом, чтобы выполнить одну задачу - гарантировать незыблемость результатов приватизации, обеспечить превращение приватизированных предприятий в "живые деньги", а также легализовать свои капиталы как в России, так и за рубежом.

- Но причем здесь свертывание демократии, которое продвигал Путин? Он, по вашему мнению, диктатор?

- Это была не его идея, и он никакой не диктатор. Ведь в условиях реальной демократии, реальной конкуренции между политиками, при равном доступе к средствам массовой информации, в частности, к телевидению реализовать эту задачу было бы невозможно. Поэтому демократия сворачивалась сознательно. Это не было решением Путина, он лишь исполнял волю элиты, которую она сформулировала еще в середине 90-х годов. Путин неизменно оставался наследником Ельцина, даже если по популистским причинам он всегда пытался представить себя его противоположностью.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru