Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
14 августа 2013 г.

Питер Маасс | The New York Times

Как Лаура Пойтрас помогла Сноудену поведать его секреты

Журналисту The New York Times Питеру Маассу удалось пообщаться с режиссером-документалистом Лаурой Пойтрас - вместе с журналистом Гленном Гринуолдом они сделали возможными разоблачения Эдварда Сноудена.

По воспоминаниям Пойтрас, в январе этого года на ее электронную почту пришло странное письмо от неизвестного отправителя с просьбой предоставить ему ее открытый ключ шифрования. Она ответила и вскоре получила зашифрованное послание с перечислением секретных программ слежения американского правительства. Описание каждой из них аноним заканчивал словами "Я могу это доказать". В тот момент Пойтрас поняла: если все прочитанное ею - правда, ее жизнь уже никогда не будет прежней, говорится в статье.

Первая встреча документалиста с загадочным разоблачителем состоялась в июне, когда она вместе со своим партнером журналистом Гленном Гринуолдом отправилась в Гонконг. С тех пор Пойтрас принимала участие в написании некоторых статей Гринуолда, однако по большей части она предпочитала оставаться в тени. "Все это время она была в центре этой истории, но никто о ней практически ничего не знает", - отмечает Гринуолд.

На сегодняшний день на счету Лауры Пойтрас 5 документальных фильмов, сообщает читателям Маас. Последний из них, "Присяга" (The Oath), повествует об узнике тюрьмы Гуантанамо Салиме Хамдане и его зяте в Йемене.

В 2004 году она отправилась в Ирак снимать американскую оккупацию страны. Во время ее работы в Багдаде военнослужащие одного из подразделений обвинили Пойтрас в том, что ей было заранее известно о готовящейся атаке мятежников, но она не сообщила о ней военному командованию, потому что хотела ее заснять, говорится в статье.

В 2006 году у режиссера впервые начались проблемы при пересечении границ. Выяснилось, что власти США включили ее в список лиц, подлежащих дополнительной проверке и досмотру. С тех пор в течение 6 лет ее регулярно досматривали и допрашивали сотрудники служб безопасности. Они также изымали все ее записи, а один раз на несколько недель конфисковали ноутбуки и сотовые телефоны.

Несмотря на обращения в Конгресс США и запросы, сделанные ею в соответствии с "Законом о свободе информации", Пойтрас так и не получила ответа, почему она попала в "черный список", сообщает автор.

Много лет подряд режиссер мирилась с обысками в аэропортах, пока в 2012 году в городе Ньюарк ей не запретили делать заметки во время допроса, сославшись на то, что она может использовать ручку в качестве оружия.

После этого она разрешила Гленну Гринуолду, с которым познакомилась за два года до этого, написать о ее злоключениях. Вскоре после того, как сайт salon.com опубликовал статью журналиста, озаглавленную "Американского режиссера многократно задерживали на границе", обыски прекратились.

Лаура Пойтрас была не первым человеком, которому Эдвард Сноуден решился доверить имеющиеся у него сенсационные сведения, продолжает повествование Маасс. Изначально бывший компьютерщик ЦРУ написал несколько электронных писем Гринуолду, однако тот их проигнорировал, и Сноуден связался с режиссером, рассказывает издание.

В апреле 2013 года Пойтрас встретилась с Гринуолдом и сообщила ему о своем новом источнике, после чего они стали раскручивать историю вместе. Их работа была организована как настоящая разведывательная операция, которой руководила Пойтрас, говорится в статье. "Она блестяще понимает, как работать с такой историей, соблюдая абсолютную техническую и оперативную безопасность", - хвалит свою партнершу Гринуолд. По его собственному признанию, его деятельность не имела бы такого эффекта, если бы ее не координировала Пойтрас.

В мае друзья получили письма от Сноудена, в которых он просил их прилететь в Гонконг. "Мы оба чуть не упали, когда увидели, как он молод", - описывает режиссер свои впечатления от первой встречи с бывшим подрядчиком АНБ. "Я полагала, что имею дело с кем-то, кто занимает по-настоящему высокий пост, и, следовательно, должен быть старше".

Всю следующую неделю Гринуолд, Пойтрас и прикрепленный к ним редакцией The Guardian Ивэн Макаскилл интервьюировали Сноудена в его гостиничном номере. Тот торопился объяснить им организационную структуру механизмов слежения, поскольку опасался скорого ареста.

После того как Сноуден застрял в московском аэропорту "Шереметьево", он какое-то время не выходил на связь, однако затем его контакты с Гринуолдом и Пойтрас возобновились, пишет автор статьи.

По словам режиссера, "когда совершенно незнакомый человек сообщает тебе, что, рискуя жизнью, хочет рассказать о вещах, о которых общество должно знать, это невероятное эмоциональное переживание". "Это не просто сенсационный материал, - подчеркивает она. - Это чья-то жизнь".

Для автора статьи в The New York Times Пойтрас и Гринуолд - это еще и наглядный пример работы современных независимых журналистов. Они не являются штатными сотрудниками ни одного из изданий, и хотят полностью контролировать процесс публикации. Когда The Guardian забуксовал с публикацией первой статьи из цикла разоблачений, Гринуолд начал искать возможность напечатать ее в другом СМИ. В настоящее время, помимо The Guardian, партнеры также печатаются в бразильских и немецких изданиях, пишет Питер Маасс.

В отличие от сотрудников крупных новостных корпораций, они даже не пытаются изображать политическую нейтральность, отмечает автор. Прямолинейность Гринуолда и его левые взгляды давно известны и снискали ему нелюбовь политического истеблишмента многих стран.

"Да, у меня есть свои точки зрения", - отвечает Пойтрас на обвинения в предвзятости. По ее словам, их заявления нельзя назвать необъективными, поскольку все они подтверждены документально.

В настоящее время режиссер заканчивает работу над документальным фильмом о Сноудене и оценивает юридические риски. До сих пор против них с Гринуолдом не было выдвинуто никаких обвинений, однако один из членов Конгресса уже назвал их действия формой государственной измены.

По словам Гринуолда, если его вдруг арестуют, публикацией разоблачений деятельности АНБ займется WikiLeaks. "Я просто скажу: "О'кей, разрешите представить вам моего друга Джулиана Ассанжа, который теперь займет мое место. Желаю вам как следует повеселиться, имея дело с ним", - шутит он.

По мнению Маасса, главный парадокс заключается в том, что усилия Гринуолда и Пойтрас по разоблачению правительственной слежки обрекли их обоих на то, что сами они до конца дней будут ее жертвами.

"Наши жизни уже никогда не будут прежними, - приводит журналист слова Пойтрас. - Не знаю, смогу ли я жить где-нибудь и при этом чувствовать, что моя частная жизнь в безопасности. Возможно, это утрачено навсегда".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru