Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
14 января 2009 г.

Филипп Болопьон | Le Monde

"В Гуантанамо я стал таким же бесчеловечным, как те, кого я преследовал"

Сегодня газета Le Monde публикует интервью Филиппа Болопьона с бывшим прокурором, занимавшимся делами заключенных в тюрьме Гуантанамо.

Даррел Вандевельд, как большинство патриотов, после событий 11 сентября 2001 года, пишет автор статьи, обратился с просьбой к властям призвать его на военную службу, чтобы бороться против врага. "Для меня это была война христиан против мусульман, борьба добра со злом, мы олицетворяли добро", - говорит бывший прокурор. Но очень скоро все изменилось.

Вначале Даррела направили в Боснию, затем в Джибути и Ирак. Там он вместе с другими военными адвокатами занимался подготовкой секретных документов для высшего руководства. Эта работа ему не нравилась, и его назначили военным прокурором специальных военных трибуналов в Гуантанамо. К тому времени на фронтах в Афганистане и в Ираке погибли два близких друга Даррела. И он испытывал ненависть к заключенным. Он был готов расправиться с каждым из них.

Летом 2007 года он приступил к изучению дела молодого афганца Мохаммеда Джавада. Это дело не представляло никакого интереса для разведки: ЦРУ Джавада ни разу не допрашивало.

На вопрос о том, когда Даррел начал испытывать сомнения в справедливости того, что он делал, он сказал, что пришел к такому выводу не сразу: занимаясь делом Джавада и изучая детали пяти других дел, он понял, что нет достаточных оснований для такого жесткого отношения к заключенным, для вынесения таких жестоких приговоров. Это противоречило как его этическим устоям, так и основам американского законодательства и самой конституции.

Даррел осознал, что все, что он делал на Гуантанамо, противоречило учению Христа. Он вспомнил высказывание Ницше о том, что когда человек сражается с монстром, он должен опасаться того, что сам может превратиться в чудовище. "Я превращался в ницшеанское чудовище. К счастью, я свернул с этого пути". Даррел обратился за советом к священнику, и тот сказал: "Уходите в отставку". Однако прошло немало времени, прежде чем Даррел покинул Гуантанамо. "Я беспокоился за свою семью. Люди, против которых я пошел, могут разрушить вашу жизнь".

Как отреагировало командование на требование Даррела уволить его со службы? В течение шести месяцев бывший прокурор находился под домашним арестом, он был лишен связи с внешним миром. Это было совершенно незаконным. Затем его отправили на психиатрическое освидетельствование. "Уже через 10 минут стало ясно, что у меня нет никаких проблем. Как известно из истории, диссидентов нередко признавали сумасшедшими", - говорит Даррел.

Далее, отвечая на вопросы автора статьи, бывший военный прокурор сказал, что он всегда был демократом, что он терпеть не может Буша и того, кого он называет "президентом Чейни": "Эти двое сумасшедших решили разрушить Америку". Что касается решения Обамы закрыть Гуантанамо, то, как говорят люди из администрации нового президента, специальные военные трибуналы будут упразднены. Часть заключенных при содействии ЕС и других стран могут быть освобождены, другие предстанут перед обычными судами США. При этом показания, полученные под воздействием пыток, не будут браться в расчет. Даррел убежден, что добрый американский народ сумеет перевернуть позорную страницу, связанную с Гуантанамо.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru