Архив
Поиск
Press digest
20 апреля 2021 г.
14 июля 2004 г.

Ричард Оувери | The Telegraph

Когда идеалисты сталкиваются с реальностью

Жертвами сталинского режима в СССР были, наверное, тысячи британцев, убитых, арестованных, лишенных имущества и прав. Среди ужасающих сведений о миллионах жертв среди советских граждан им принадлежит уголок в этой мрачной картине человеческой жестокости и унижений. В своем кратком, но пронзительном повествовании "Британцы - жертвы Сталина" Фрэнсис Беккет ограничивается судьбами четырех женщин, жизни которых разбило соприкосновение с советской действительностью 1930-х годов.

Беккет наткнулся на это тему, на протяжении многих лет изучая историю британской компартии. В книге рассказы о судьбах искусно переплетаются с мрачной историей поколения коммунистических идеалистов в Британии, обманутых советской системой и захваченных сегодня почти недоступным разуму культом личности Сталина.

Одна из женщин, о которых он пишет, первоначально разделяла этот идеализм. Умная Роуз Коэн, работавшая в Fabian Webbs, в 1927 году уехала со своим мужем, украинцем Максом, жить в Москву, где сделала успешную карьеру коминтерновской журналистки, но была арестована и расстреляна как троцкистка в 1937 году.

Роза Раст, дочь лидера британских коммунистов Билла Раста, выросла в Москве, подростком была сослана в Казахстан, во время войны вернулась в Британию и никогда не примирилась с советской системой.

Перл Раймер и писательница Фрида Атли были коммунистками, решившими жить в СССР, но потеря мужей в годы террора в середине 1930-х годов разрушила их идеализм. Обе они оказались в США, где скорбь Атли по человеку, за которого она вышла замуж в 1928 году, привела ее, как и многих, утративших иллюзии, к поддержке сенатора-антикоммуниста Джозефа Маккарти, начавшего в 1950-е годы "охоту на ведьм" в Америке.

Беккет проделал большую детективную работу, прослеживая эти четыре судьбы. Они дают мрачное представление о системе, заявления которой о собственной прогрессивности ежедневно омрачались такими реалиями, как ксенофобия, шпиономания и идеалогизированность, которые были движущей силой аппарата советских спецслужб.

Несколько штрихов - и система неожиданно оживает. Розу Раст спасла от голодной смерти, когда она работала на шахте в Казахстане, торговка, заставившая ее есть сырой лук. В Москве она пряталась от бомбежек 1941 года в царском винном погребе, таком глубоком и прочном, что бомбы не могли его разрушить.

Фрида Атли из-за выкидыша попала в больницу, где ее без наркоза оперировал врач с немытыми руками. Из-за того что санитарки забыли сделать запись об операции, на следующий день ее оперировали снова.

Система, в которой оказались эти женщины, была жестокой и примитивной, но она претендовала на роль авангарда мирового марксизма, освобождающего рабочий класс от угнетения и уничтожающего врагов простых людей. Сегодня этот миф кажется настолько абсурдным, что трудно понять, почему многие на Западе соблазнились им.

Автор не ударяется в обвинения, одним из достоинств этого вдумчивого и увлекательного повествования является реконструкция идеологизированного мира 1930-х годов, где политически грамотные занимали посты и держались за них любой ценой, несмотря на все свидетельства того, что предмет их восхищения способен на аморальные поступки.

Почему? Гарри Поллитт, возглавлявший британскую компартию значительную часть этого периода, выглядит в книге не лучшим образом. Он и тысячи ему подобных считали смерть и притеснение "врагов" революции неизбежным следствием событий, имеющих всемирно-историческое значение, с которыми они себя идентифицировали.

Когда умер Сталин, Поллитт написал в некрологе, что никогда не встречал "такого доброго и деликатного" человека, хотя знал, что Сталин несет ответственность за убийство честных коммунистов, включая Роуз Коэн, отец которой фактически бросил ее в России, принеся жертву святому делу, тогда как сам остался в безопасности на Британских островах.

Способность западной интеллигенции не замечать узколобую, предвзятую и бесчестную природу сталинской политики недавно нашла отражение в книге Мартина Амиса "Коба ужасный", где он попытался понять увлечение своего отца коммунизмом и пришел к беспросветному гневу и непониманию.

Фрэнсису Беккету эта проблема знакома. В 1930-е году его отец отошел от социализма и стал рьяным последователем Мосли. Его рассказ о жертвах касается также их детей и родственников. Страшные политические конфликты прошлого века, по его мнению, оставили глубокий шрам на следующих поколениях. Картина, которую он нам представил, наводит на мысль, что этот вопрос требует глубокого изучения.

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru