Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
14 июля 2005 г.

Питер Споттс | The Christian Science Monitor

Космос: вместе или по отдельности?

Примерно в 220 милях над Землей движется по орбите не космический корабль, а тест для международного сотрудничества в сфере космических полетов. На нем российско-американский экипаж. Его комплектующие изготовляли на четырех континентах. Он пережил тяжелые времена, и проект могло бы не быть, если бы еще 15 стран не подписали бы обязательные для исполнения соглашения об участии.

Но теперь, когда "космические" державы по обе стороны Атлантики думают о присутствии человека на Луне, а потом и дальше, модель сотрудничества в виде Международной космической станции (МКС) идет свои курсом.

Усилия, связанные с Луной, а впоследствии с Марсом, будут осуществляться поэтапно на протяжении десятилетий, отвергая модель единого проекта, являвшуюся отличительным признаком космической станции. Каждая новая команда потребует индивидуального подхода, в особенности от США, так как их потенциальные партнеры стали сильнее и их уже не удовлетворяет роль "субподрядчиков".

Действительно, многое изменилось с 1984 года, когда президент Рейган призвал западных союзников объединиться и построить космическую станцию в ответ на усилия, предпринимаемые в СССР. Холодная война кончилась, и США и Россия могут работать вместе. Тем временем к клубу пилотируемых космических полетов присоединился Китай, который, по сообщениям, думает о пилотируемых лунных экспедициях. Япония и Индия начали собственные программы исследований Луны и Марса. Европа ведет собственную программу Aurora с целью добраться до Луны и дальше.

Таким образом, страны могут выбирать партнеров, имеющих опыт космических полетов, что было невозможно во времена холодной войны, когда выбор американского Авиационно-космического управления был ограничен свободным миром. Поскольку их представления об исследованиях космоса частично совпадают, страны, видимо, будут объединяться, считают эксперты.

"По сути, это глобальное усилие, - говорит Лори Гарвер, бывший администратор NASA. - Это дело всего человечества".

Альтернативой была бы новая космическая гонка, которая не под силу ни одной из стран. По приблизительным оценкам, концепция президента Буша, касающаяся космических исследований, обойдется в 100 млрд долларов, хотя ничего нельзя сказать наверняка, так как программа развивается по мере поступления денег и в уравнении могут появиться новые технологии и непредвиденные препятствия.

За рамки проблем стоимости космических исследований выходят более общие вопросы о том, как США достигают своих стратегических целей, считает Джоан Джонсон-Фриз, возглавляющая кафедру национальной безопасности в Военно-морском колледже. "Мы должны показать, что являемся лидером, с которым хочется работать". Объединяясь с другими странами вместо того, чтобы просто просить их об участии в проекте Вашингтона, "мы можем формировать космическую деятельность других стран, а не предоставлять им свободу делать то, что для нас нежелательно", говорит она.

Убеждая общественность

Развитие сотрудничества на основе большего равенства поможет привлечь общественную поддержку долгосрочных усилий, добавляет Джонсон-Фриз. "Я часто встречаюсь с европейскими космическими чиновниками, и они говорят: если уж вам трудно добиться поддержки вашей космической программы, попробуйте сделать что-то, когда общественность считает, что вы играете лишь второстепенную роль".

По мнению аналитиков, Международная космическая станция показывает преимущества и ловушки сотрудничества.

Международная природа партнерства, когда союзники создавали важные комплектующие, помогла увидеть перспективы этого сотрудничества через призму финансово тяжелых времен, которые по-разному пережили 16 партнеров. Подключение России в 1993 году стало спасением после катастрофы шаттла Columbia, отмечает Гарвер. Присоединение России - дорогостоящий шаг, попавший под огонь критики, - означало, что орбиту станции придется менять, чтобы до нее могли добраться ракеты, запущенные с космодрома Байконур в Казахстане. Но без России смена экипажей и пополнение запасов на станции были бы невозможны.

"Говорят, что нам нужны независимые средства доставки, чтобы не полагаться на русских", если между списанием шаттла и появлением замены в виде американского корабля случится перерыв, отмечает Гарвер.

Билл Клинтон, который, будучи президентом, пригласил русских по стратегическим причинам и из-за их опыта в строительстве и эксплуатации космических станций, приказал уменьшить размеры станции. Это было одно из многих изменений на протяжении лет, когда расходы существенно превзошли первоначальные оценки. Конструкторские изменения вызвали множество вопросов о приверженности Вашингтона долгосрочным партнерским проектам, отмечают аналитики.

Станцию предстоит еще уменьшить, так как администратор NASA Майкл Гриффин осуществляет президентскую концепцию космических исследований. Срок списания шаттлов к 2010 году остается неизменным вне зависимости от степени завершенности строительства станции. Одной из потенциальных жертв этих решений может стать японский модуль - центрифуга для биологических экспериментов.

Партнеры надеются уже в июле узнать, как отразится на строительстве урезанный график полетов шаттлов. Перемены станут вторым изменением графика строительства меньше чем за год. После почти 20-летнего участия в программе Европа и Япония еще не видели обещанных им выгод.

Сотрудничество и безопасность

За рамки вопросов о стабильности международных проектов выходят опасения по поводу передачи технологий, отмечает Рэй Вильямсон, профессор Института космической политики при Университете Джорджа Вашингтона. Два документа - Международные правила торговли оружием (ITAR) и Закон о нераспространении в Иране (INA) - могут остановить развитие сотрудничества в рамках космических проектов.

Правила ITAR классифицируют спутники и их компоненты как военную технику, которая находится под жестким контролем. В результате Европа ищет других партнеров для проекта, который могла бы осуществлять совместно с Соединенными Штатами. В будущем году, когда истечет срок американо-российского соглашения о транспортировке на космическую станцию, согласно положениям INA американские астронавты не смогут пользоваться российскими космическими кораблями для полетов на станцию. "ITAR действительно становится препятствием, - говорит Вильямсон. - Но реальным тормозом является иранский закон".

В июне госсекретарь Кондолиза Райс и Майкл Гриффин направили в конгресс письмо, в котором просили законодателей внести поправки в INA, что, по мнению экспертов, возможно. Неизвестно, будут ли внесены поправки в ITAR.

США вступают на неизведанную территорию, но она таит немало возможностей для новых форм сотрудничества, полагают обозреватели.

Серьезные космические игроки

США. Планы президента Буша предполагают, что к 2020 году люди вернутся на Луну, а затем, возможно, отправятся и на Марс.

Россия. После реорганизации космического агентства страна отдает предпочтение роботизированным, а не пилотируемым экспедициям.

Европа. Программа Aurora предусматривает беспилотные и пилотируемые экспедиции, цель которых - пилотируемый полет на Марс к 2030 году.

Китай. В результате успешного запуска в 2003 году космического корабля "Шеньчжоу-5", Китай стал третьей после США и России страной, запустившей человека в космос. Пекин говорит о новых пилотируемых экспедициях, возможном создании космической станции и беспилотном полете на Луну.

Япония и Индия. Их космические программы предусматривают только беспилотные экспедиции.

"Мы говорим о научно-технической программе, рассчитанной на 50 лет", - говорит Чарльз Кеннел, соавтор доклада о космическом сотрудничестве 2004 года и директор Института океанографии в Калифорнии. Пока Китай является новичком в области пилотируемых полетов, "но к тому времени, когда планы начнут разворачиваться, Китай станет серьезным игроком в этой сфере. Международными космическими инициативами уже нельзя руководить сверху вниз".

Одна из рекомендаций авторов доклада: все страны, занимающиеся космическими исследованиями и желающие внести свой вклад в пилотируемые экспедиции, создают координационную группу. Группа встречается раз в год для обсуждения программ, обеспечивая координацию усилий разных стран, и для поиска возможностей объединить ресурсы и вести совместные проекты".

"В научном мире мы делаем это постоянно, пришла пора применить эту практику в сфере космоса", - говорит Кеннел. Экспедиции NASA и Европейского космического агентства к кометам иллюстрирует сказанное. На прошлой неделе NASA нанесло удар по комете, а европейская экспедиция Rosetta уже летит, чтобы сделать следующий шаг - опустить на комету зонд. Агентства сотрудничали также в рамках экспедиции Cassini-Huygens, и европейский зонд опустился на поверхность Титана в этом году.

Другим примером является Комитет по спутниковым исследованиям Земли - координационный орган, который Кеннел возглавлял, когда был администратором NASA. Комитет объединяет представителей 18-20 стран, ведущих программы по изучению Земли. Он разрабатывает координационные соглашения, устанавливает стандарты обработки данных и обмена информацией о будущих проектах.

В сфере пилотируемых полетов такая модель позволила бы странам шире использовать инструменты сотрудничества, от осуществления проектов, гарантирующих человеку доступ в космос, таких как российский проект "Клипер", вызывающий интерес в Европе и Японии, до аналога космической станции, где каждый зависит от успехов других участников.

"Если человечество ставит перед собой такую задачу, если это всеобщая задача, и вы согласны с базовыми принципами поэтапного достижения общей цели, вы можете вступить в этот клуб", - говорит Кеннел.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru