Архив
Поиск
Press digest
6 мая 2021 г.
14 июля 2009 г.

Политический кризис в Гондурасе вызывает опасения, что эра латиноамериканских диктаторов начинается вновь, пишет The Wall Street Journal. Международное сообщество считает приход к власти Роберто Мичелетти в Гондурасе классическим государственным переворотом, отмечают журналисты Дэвид Лахнау, Хосе де Кордоба и Николас Кейси.

28 июня президент Гондураса Мануэль Селайя был выслан из страны под конвоем, а председатель парламента Мичелетти, считающийся по конституции правопреемником президента, в тот же день принес присягу, сообщает издание. "Временное правительство, связанное с состоятельными бизнесменами и приведенное к власти военными, напоминает о путче в Чили в 1973 году, когда Пиночет покончил с социалистическим проектом Альенде", - пишут авторы, отмечая, что на стенах в Тегусигальпе можно видеть надписи "Пиночелетти".

По версии самого Мичелетти, его правительство, напротив, помешало Селайе постепенно сделаться диктатором: президент хотел внести в законодательство поправки, которые позволяли бы ему остаться у власти на неопределенный срок.

В Латинской Америке исторически сильна традиция авторитарных правителей - каудильо, напоминает газета. Она породила даже особый литературный жанр романов о диктаторах, к которому обращались Гарсиа Маркес и Варгас Льоса. "Каудильо бывают всех цветов политического спектра, но в наше время среди них преобладают левые", - отмечают авторы, упоминая о Фиделе Кастро и Уго Чавесе.

По мнению авторов статьи, между диктаторами и современными каудильо есть разница: власть первых обычно опирается на грубую силу, а вторые пользуются личным обаянием, патронируют протеже, а силу применяют лишь иногда и избирательно. "Могущество каудильо ослабило политические институты Латинской Америки", - отмечает издание, и в результате латиноамериканцы вновь и вновь вверяют свои судьбы героическим спасителям нации, а не партиям. Все каудильо - яркие личности с откровенной манией величия: так, Хосе Гаспар Родригес де Франсиа, правивший в XVIII веке Парагваем, провозгласил себя главой католической церкви в стране, а Рафаэль Трухильо из Доминиканской республики носил перевязь с надписью "Бог и Трухильо" и скармливал политических противников акулам.

"В XX веке большинство каудильо стараются позиционировать себя как защитники народа - либо под флагом революции, как Фидель Кастро, либо под знаменем демократии", - говорится в статье. Хуан Доминго Перон завоевал симпатии бедняков популистской политикой, которая, по мнению авторов, до сих пор создает экономическую нестабильность в Аргентине. Демократические формальности соблюдал даже Трухильо: в 1938 году он демонстративно отказался баллотироваться на следующий срок, хотя и остался фактическим правителем страны, а позднее еще два раза участвовал в выборах и побеждал.

В годы холодной войны США часто полагали, что развитие демократии в Латинской Америке не столь важно по сравнению с противостоянием коммунистической идеологии. "Много лет США либо закрывали глаза на перевороты, либо поддерживали их, дабы предотвратить распространение коммунистических идей", - отмечают авторы.

С окончанием холодной войны США и остальной мир четко дали понять, что переворотов в Латинской Америке больше не потерпят, в то время как гражданские войны и партизанские восстания выдохлись. На 2001 год единственной недемократической страной региона оставалась Куба, но каудильо приспособились к новым условиям, утверждает издание.

Вместо старомодных военных переворотов применяется новая стратегия, которую можно назвать "переворотом демократическими средствами". Ее главным автором они считают Чавеса, который в 1992 году совершил в Венесуэле попытку путча. В 1998-м Чавес победил на президентских выборах, воспользовавшись недовольством коррупцией, а впоследствии путем референдумов внес в конституцию поправки, позволяющие ему баллотироваться на следующий срок сколько угодно раз. "Чавес - смесь мессианистического проповедника с традиционным авторитарным латиноамериканским военным и мечтателем-утопистом", - характеризует его издание.

Модели Чавеса подражают президент Боливии Эво Моралес и президент Эквадора Рафаэль Корреа: оба тоже путем референдумов отменили конституционные ограничения, связанные с переизбранием, оба объявили себя спасителями нации, используя популистские методы и недовольство традиционными партиями. К отмене конституционных ограничений на переизбрание прибег и консерватор Альваро Урибе, президент Колумбии. Между тем лимит на президентские сроки вводился в латиноамериканских странах специально как мера против возврата каудильо, подчеркивает издание.

При Селайе Гондурас вступил в региональный торгово-политический блок, созданный Чавесом, и стал получать венесуэльскую нефть по льготным ценам, отмечает издание. Мануэль Селайя проталкивал идею своего переизбрания наиболее откровенно, утверждают авторы. Добиваясь референдума о поправках в конституцию, он пошел против воли парламента, судов и других институтов. Однако, сместив Селайю - демократически избранного лидера, правящая элита Гондураса отошла от демократии еще дальше, чем президент, полагает аналитик Питер Корнблю, автор книг о Пиночете и Кастро.

Временный президент Мичелетти, в свою очередь, поклялся провести в ноябре президентские выборы и передать власть их победителю в январе, отмечает издание.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru