Архив
Поиск
Press digest
4 декабря 2020 г.
14 июля 2020 г.

Ларс Йонунг | Slate.fr

Чтобы понять, как Швеция отреагировала на Covid-19, нужно взглянуть на ее Конституцию.

"(...) Коронавирус повлек решительные политические меры во многих странах, такие как карантин или жесткие ограничения свободы передвижения людей. Швеция является явным исключением из этого правила: на национальном уровне не было никаких ограничений. Шведы могут свободно передвигаться по своей стране", - пишет Ларс Йонунг, профессор экономики и директор по исследованиям в Центре финансовых исследований им. Кнута ВикселляЛундского университета, в издании Slate.fr.

"(...) Такой подход к поддержанию открытого общества во время пандемии вызвал огромный международный интерес. Почему политический ответ Швеции так отличается от других? Объяснений было много. Но главная причина политического ответа Швеции не раскрыта. Она продиктована законодательной базой, точнее нормами Конституции, касающимися свободы передвижения людей и независимости общественных и местных властей", - говорится в статье.

"(...) Характер политического ответа определяется двумя пунктами Конституции Швеции. Первый касается свободы передвижения людей, а второй - особой независимости государственных учреждений. Кроме того, Конституция наделяет местные органы власти широкими полномочиями по разработке политических мер, касающихся вопросов общественного здравоохранения, ограничивая тем самым роль центрального правительства", - поясняет автор статьи.

"Правительству Швеции не разрешается объявлять чрезвычайное положение в мирное время. Таким образом, основным фактором шведской исключительности во время нынешней пандемии является то, что Конституция Швеции формально запрещает использование карантина, как показано в главе 2, статье 8 Конституции Акт о форме правления (Регерингсформ):

"Каждый человек в своих отношениях с государственными учреждениями защищен от лишения свободы личности. Всем шведским гражданам также гарантируется, в других отношениях, свобода передвижения в королевстве и свобода покидать королевство".

"Вышеприведенный пункт гарантирует полную свободу передвижения гражданам Швеции внутри страны и через шведскую границу в мирное время. Это правило, однако, не является абсолютным. Существуют исключения, например, для лиц, находящихся в заключении, и лиц, призванных на военную службу, как описано в главе 2 статьи 20-21 Регерингсформа. Местные ограничения на передвижение людей могут быть приняты по состоянию здоровья. Однако нет никаких исключений для непредвиденных обстоятельств, таких как пандемия. Таким образом, эти правила не могут быть приняты для тотального национального карантина, аналогично тем правилам, которые применяются в других странах", - комментирует эксперт.

"Акт о форме правления (глава 2, статья 24), тем не менее, позволяет правительству ограничивать свободу собраний и демонстраций в связи с эпидемией:

"Свобода собраний и свобода демонстраций могут быть ограничены в интересах сохранения общественного порядка и безопасности во время митинга или демонстрации или в отношении дорожного движения. Эти свободы не могут быть ограничены иным образом, кроме как в отношении безопасности королевства или для борьбы с эпидемией".

"Свобода собраний также была ограничена путем введения запрета на все открытые собрания с участием более пятидесяти человек в рамках стратегии правительства по борьбе с Covid-19", - пишет Slate.fr.

"(...) Сегодня шведская система основана на административном дуализме, когда государственные учреждения (агентства или службы) создаются вне министерств центрального правительства. Как сказал шведский адвокат Нергелиус, независимость государственных учреждений от правительства "необычна, если не уникальна с международной точки зрения", - подчеркивает автор публикации.

"В английском введении к Регерингсформ объясняется, что правительство "не имеет полномочий вмешиваться в решения того или иного агентства по конкретным вопросам, касающимся применения закона или надлежащего осуществления его полномочий. Во многих других странах, как правило, отдельный министр имеет право непосредственно вмешиваться в повседневную деятельность агентства путем принятия решений. Однако в Швеции такой возможности не существует. Коллективное правительственное принятие решений и запрет на инструктирование агентств по отдельным вопросам является выражением запрета "министерского правила", как его часто называют".

"Такой подход отражает букву Конституции в Главе 12, Статье 2 Регерингсформ, под названием "Независимость администрации":

"Ни один государственный орган, включая риксдаг (шведский парламент) или орган местного самоуправления, принимающий решения, не может определить, каким образом административный орган должен принимать решение в конкретном случае, касающемся осуществления государственных полномочий в отношении физического лица или местного органа власти, или правоохранительных органов".

"(...) Агентство общественного здравоохранения Швеции является одним из таких государственных учреждений, отвечающих за определение и разработку политического ответа на пандемию. Его возглавляют специалисты по эпидемиологии, а не политики. Сотрудничество экономистов в области здравоохранения и эпидемиологов из Агентства общественного здравоохранения Швеции позволило выработать ответ, который учитывает общее воздействие его мер и рекомендаций", - говорится в публикации.

"(...) Автономия муниципалитетов и регионов фактически охватывает большую часть крупного шведского государственного сектора, включая сектор здравоохранения и ухода за престарелыми. Таким образом, власть центрального правительства в сферах, связанных со здоровьем, ограничена независимостью местных органов власти. Такая децентрализованная структура, состоящая из 290 муниципалитетов и 21 региона, помогает объяснить выбор, сделанный Швецией", - анализирует эксперт.

"(...) Воздействие подобного политического инструмента тесно связано со степенью доверия граждан к своему общественному устройству. Так, шведская общественность глубоко верит в государственные институты, в эффективность и честность правительства, в ответственность политиков, в демократический процесс и верховенство закона. Это видно из опросов социологической службы Евробароментр, охватывающих все страны-члены ЕС. Респонденты в Швеции проявляют гораздо большеедоверие к своему национальному правительству, чем где-либо еще в странах ЕС", - отмечает издание.

"В дебатах по поводу шведского исключения предлагалось на рассмотрение множество других факторов. Указывалось, например, на мощную либеральную традицию шведской истории или на длительный период мира, что затрудняет для шведов понимание опасностей, которые могут угрожать обществу. Однако эти факторы имеют второстепенное значение по сравнению с представленными выше, основанными на концепции Конституции Швеции", - резюмирует Ларс Йонунг.

Источник: Slate.fr


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru