Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
14 марта 2007 г.

Крис Паттен | Financial Times

Пора судить Палестину по результатам

Много лет террористические организации попадают в правительства. Обретение ими респектабельности, от Израиля до Кении, от ЮАР до Ирландии, является компонентом политического урегулирования одного конфликта за другим. Демократическим политикам порой становится не по себе от некоторых последствий, но, когда звезды располагаются благоприятно, нам всем приходится смирить эмоции и действовать. Мне лично было нелегко обсуждать наведение порядка в Северной Ирландии с лидерами "Шин Фейн", известными фигурами ИРА, террористической банды, которая убила нескольких моих друзей и еще сотни людей. И все это заставляет меня задуматься о "Хамасе".

"Хамас" начал свое существование как палестинская ветвь - на Западном берегу и в секторе Газа - движения "Братья-мусульмане" из Египта и Иордании. Первоначально он сосредоточился на политике и социальной помощи. Его радикализация и обращение к террору, вплоть до взрывов смертников, были ответом на оккупацию Палестины и восстание, а также частью борьбы за влияние с "Фатхом" Ясира Арафата. "Хамас" несет ответственность за ряд чудовищных терактов.

В 2006 году в результате давления со стороны США и Европы в Палестинской автономии были проведены демократические выборы. "Хамасу" не запретили баллотироваться. К удивлению западных дипломатических и разведывательных кругов, "Хамас" одержал чистую победу. Затем - прямо как в демократических странах - он сформировал правительство, с которым Израиль, Европа и США отказались иметь дело. "Умеренный" арабский мир (как нам нравится его называть) тоже поначалу неодобрительно качал головой.

Единственным плюсом было то, что Махмуда Аббаса уже избрали президентом Палестинской автономии, чтобы заменить Арафата. Арафат, как нередко отмечала госсекретарь США Кондолиза Райс, был "проблемой" на Ближнем Востоке. Он не был партнером в мирном процессе, но теперь у нас был умеренный человек, которого можно было пригласить в Белый дом, с которым мы предположительно могли иметь дело. Только вот не стали. Говорилось, что наличие у него правительства, где преобладает "Хамас", означает, что палестинского партнера по-прежнему нет. Так что мы подвергли "Хамас" остракизму, в основном прекратили помощь, которая поддерживала жизнь Палестинской автономии, и поставляли гуманитарную финансовую помощь по сложным, но не слишком эффективным обходным каналам.

Одной из немногих успешных историй последних лет в Палестине было создание министерства финансов во главе с пользующимся доверием Саламом Файядом, бывшим чиновником Международного валютного фонда. Оно было компетентным и незапятнанным. И перед тем, как Европейский союз и остальные, с одобрения МВФ и Всемирного банка, начали переводить средства на счет его казначейства, деньги, поступающие палестинцам, не подлежали серьезному контролю. Когда эти платежи прекратились из-за "Хамаса", деньги потекли тонкой струйкой бесконтрольно.

В феврале правительство Саудовской Аравии выступило в роли посредника при заключении долгожданного соглашения между "Хамасом" и "Фатхом". Эти две партии создают правительство национального единства. Какова реакция США и Европы? Мы по-прежнему отказываемся иметь дело с правительством в Рамаллахе, если "Хамас" не выполнит условия, включающие официальное признание государства Израиль (больше, чем сделал ряд арабских режимов).

Пора стать реалистами, если мы хотим предотвратить сползание Палестины к анархии. Мы должны судить новое правительство, включая "Хамас", по результатам.

Во-первых, установит ли оно прекращение огня и покончит ли с ракетными обстрелами Израиля "Исламским джихадом"? Во-вторых, предпримет ли оно шаги, чтобы обеспечить освобождение израильского ефрейтора Гилада Шалита в рамках соглашения об освобождении заключенных? В-третьих, продемонстрируют ли лидеры "Хамаса", что у них нет намерения превращать Палестину в фундаменталистское исламское государство, искажая образовательную и социальную политику в структурах, которые он контролирует? В-четвертых, признают ли они, что итоговое соглашение, о котором Аббас договорится с Израилем (неизбежно подразумевающее признание права Израиля на существование), будет для них обязательным, если его поддержит палестинский национальный референдум?

Продолжение блокады Палестины, пока "Хамас" присутствует в руководстве, с болезненными американскими банковскими санкциями, сопряжено с тремя серьезными рисками. Во-первых, мы будем указывать Саудовской Аравии и другим дружественным арабским государствам, которые поддерживают соглашение, подписанное в Мекке, чтобы они не совались в это дело. Однако мы предположительно хотим, чтобы они играли конструктивную роль на стороне США и Европы, в то время как наш престиж в регионе чрезвычайно низок.

Во-вторых, мы будем отбивать у "Хамаса" желание принять более умеренный, ненасильственный курс, тогда как США справедливо требовали от Британии прямо противоположного в отношении "Шин Фейн".

В-третьих, мы будем потворствовать разрушению Палестинской автономии, уничтожая нити управления на Западном берегу и в секторе Газа. Палестина станет не более чем двумя огороженными стенами лагерями беженцев. Тем временем мы, по-видимому, будем по-прежнему смотреть сквозь пальцы на развитие израильских поселений, особенно на восточных окраинах Иерусалима, что может сделать жизнеспособное решение о создании двух государств невозможным.

Я полагаю, что группа, известная как "квартет" (США, ЕС, Россия и ООН), на которой лежит обязанность руководить мирным процессом, не выйдет из игры. К сожалению, сигналы, которые она посылает, все больше напоминают "Марш мертвецов" из "Саула" Генделя.

Лорд Паттен, бывший комиссар ЕС по международным отношениям, недавно побывал в Израиле и Палестине

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru