Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
14 сентября 2004 г.

Редакция | Financial Times

Власть Путина

Президент Владимир Путин вчера устроил резню бензопилой для чахлых корней российской демократии. Объявив о планах ограничения независимости региональных губернаторов и Думы, он объяснил их намерением усилить защиту России от терроризма. На самом деле это здесь совершено не причем. Путин просто эксплуатирует бесланскую бойню, чтобы захватить больше власти для Кремля.

Российские службы безопасности, безусловно, нуждаются в радикальном реформировании. Ситуация с захватом заложников обнажила проколы практически на всех уровнях руководства. Разгневанные российские избиратели справедливо требуют перемен.

Путин уже пообещал провести реформу всей системы безопасности. Однако замена избираемых губернаторов на кремлевских ставленников и изгнание независимых депутатов из Думы не имеет ничего общего с процессом реформирования системы безопасности. Программа, обнародованная вчера, это последний этап кампании, начатой Путиным еще в 2000 году, когда он стал президентом, с целью реставрировать авторитет Кремля.

За истекшие четыре года он ограничил свободу прессы, сократил полномочия глав регионов и заставил повиноваться себе олигархов. Михаил Ходорковский, основатель нефтяной компании ЮКОС, находящийся сейчас в тюрьме по обвинению в мошенничестве, это только один самый показательный пример того, как государство усмиряет критиков Путина.

После хаотичного правления Бориса Ельцина некоторая консолидация власти была необходима. Центральная власть находилась на грани банкротства, а верховное ее руководство было деморализовано. Но Кремль заходит слишком далеко: законное восстановление политической власти превращается в формирование новой формы авторитарного правления.

Страна опять наполнилась страхом перед Кремлем. Назад к тоталитаризму пути нет, но настораживает то обстоятельство, что многие из творцов нового порядка, как и сам президент, - это бывшие офицеры КГБ.

Большинство россиян не жалуется на этот новый порядок. При Путине, говорят они, в страну вернулись экономический рост и безопасность - хотя насчет последнего они уже не так уверены в свете трагедии Беслана.

Но Путин не должен продолжать и дальше идти по опасной дороге авторитаризма. История показывает, что авторитарные режимы менее эффективны, чем демократические. По мере того как центральная власть усиливается, чиновники все больше боятся действовать, не получив предварительно одобрения властей. Уже есть некоторые признаки торможений в принятии решений, так как все, от аппаратчиков до бизнесменов, ждут благословения Путина, прежде чем начать действовать.

Авторитарным правителям особенно плохо удается решение комплексных политических проблем, таких, как в Чечне. Путин должен бы совмещать свои усилия по борьбе с терроризмом с действиями, направленными на причины терроризма, в том числе чеченский сепаратизм. Но авторитарный Кремль едва ли будет рассматривать такие варианты.

Наступление авторитаризма, когда оно уже началось, остановить трудно, особенно в стране со слабыми демократическими традициями. Путину достаточно лишь оглянуться на российскую историю, чтобы понять, насколько опасно это может быть.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru