Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
14 сентября 2007 г.

Редакция | The Economist

Объединяются, преследуемые медведем

Евросоюз как группа государств наконец-то стал жестче обходиться с Россией

Опытные путешественники скажут вам, что большинство людей, подвергающихся нападению медведей, виноваты сами. С этими свирепыми зверями следует обращаться почтительно. Если около вашего дома бродит медведь, сделайте внушение своим маленьким безрассудным домочадцам - иначе те могут по глупости спровоцировать его нападение, а потом, когда он зарычит, побежать прямо к вам, преследуемые разъяренным зверем по пятам.

Многие лидеры Евросоюза слишком долго смотрели точно так же на отношения с Россией - медведем гризли, который бродит за забором Европы. Страны, сердившие путинскую Россию, особенно маленькие (например, государства Балтии) или безрассудные (например, Польша), навлекали на себя упреки в том, что они провоцируют "стратегического партнера". Вместо того, чтобы ЕС обнял их и успокоил, проявляя солидарность, объекты российского рыка часто слышали призывы смиряться с судьбой в одиночку, дабы двусторонние споры не "ставили под удар" и отношения ЕС в целом с крепнущей энергетической сверхдержавой.

Россия, ободренная собственной способностью раскалывать Европу, расширила свои двусторонние споры. Поначалу в списке преобладали бывшие сателлиты СССР (ссоры из-за экспорта польского мяса, импорта нефти Литвой, переноса памятника павшим на войне в Эстонии, а также планов Чехии и Польши по предоставлению территории для размещения американской ПРО). Но теперь Россия рычит и на "старую Европу". Спросите у Швеции и Италии (ссоры в сфере торговли), Испании (скандал с российским шпионом) и Великобритании, отягощенной последствиями отравления Александра Литвиненко радиоактивным веществом в Лондоне.

ЕС наконец-то начал реагировать сообща. На "неформальной" встрече министров иностранных дел государств-членов ЕС, состоявшейся 7-8 сентября на севере Португалии, дискуссия о России, проходившая за закрытыми дверями, переросла в настоящий сеанс философских размышлений. "Сегодняшние дискуссии по своему тону представляли собой нечто небывалое - я с таким никогда еще не сталкивался, - отметил один ветеран дипломатии. - Мы все говорили одно и то же: Россия стала совсем другой". К "стратегическому партнерству" с Россией Европа официально стремилась с 1999 года, когда эта формулировка впервые появилась в некоем документе о политике ЕС. Но, сказал без обиняков наш собеседник-министр, эти поиски завершились неудачей. Подобный вывод, добавил он, обусловлен, по сути, не изменением позиции Европы, а реалиями поведения России в последнее время.

Тревоги из-за России, высказываемые в кулуарах, далеко не новость. Но на сей раз тревоги озвучивались и публично, после того как министры покинули зал совещаний в Виане-ду-Каштелу (политической "вотчине" хозяина встречи, министра иностранных дел Португалии Луиша Амаду). Амаду, чье правительство стремится к теплым отношениям с Путиным, демонстративно призвал к "подлинному стратегическому партнерству" с Россией, заявив, что такое партнерство не должно включать в себя "проблем", с которыми недавно столкнулся ЕС. Комиссар по внешним связям ЕС Бенита Ферреро-Вальднер заострила внимание на том, что сама назвала "парадоксом": в то время как товарооборот и инвестиции между ЕС и Россией растут на 20% в год, "у нас также возникает все больше вопросов о приверженности России идеям демократии, прав человека и правового государства".

Даже такая привычная фразеология, как заявления о необходимости говорить в один голос, звучала более целеустремленно: единство подавалось как стратегия обороны (в противоположность звучавшим в прошлом пустым разглагольствованиям о сохранении доверия к ЕС). Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер отметил, что, когда ЕС слаб, Россия готова вести с ним диалог, но когда он силен, русские общаются с государствами-членами "поодиночке". Начальник Кушнера, президент Николя Саркози, в августе обвинил Россию в том, что она пользуется своей силой с некоторой "брутальностью". Это радикально новый тон по сравнению с интонациями его предшественника Жака Ширака, который обращался с Путиным как с союзником и закадычным другом.

Собственно, важность новых лидеров Франции и Германии трудно переоценить. Канцлер Германии Ангела Меркель (выросшая в Восточной Германии при советской оккупации) публично бросила вызов Путину, сделав ему выговор в нынешнем году за неуклюжее подавление акций протеста оппозиции. На тот случай, если кто-то забыл, насколько Меркель непохожа на своего предшественника Герхарда Шредера, - недавно Шредер объявился в Москве и призвал ЕС не считаться с мнением Польши, которая блокирует переговоры о новом соглашении между ЕС и Россией из-за запрета на экспорт мяса. Иногда в интересах Европы следует "забывать об интересах отдельных стран", пояснил Шредер, ныне отстаивающий свои личные интересы в качестве председателя комитета акционеров германо-российской компании Nord Stream, оператора одноименного газопровода.

Даже за пределами структуры ЕС дипломаты восхваляют новую "суровость" мнения Европы о России. Некий представитель высшего командования НАТО утверждает, что Россия действует "слишком самонадеянно" и затевает ссоры из-за стратегических вопросов, которые действуют на нервы европейцам. "Если считать, что Россия совершила за последние четыре месяца только один ложный шаг, то это решение, что она не нуждается в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе".

Не расколоты, но и не едины

Ничто из вышеизложенного не означает, что Европа вполне объединилась против России. На встрече в Португалии министр иностранных дел Польши Анна Фотыга, по некоторым сведениям, спросила, не пора ли отказаться от стремления к стратегическому партнерству с Россией. Но ее предложение было единогласно отвергнуто. ЕС не может игнорировать Россию как соседа или партнера в торговле (Россия поставляет около половины природного газа, импортируемого ЕС), не может он и отказать России в роли участника глобальной политики, когда речь идет о горячих точках мира - от Ирана до Северной Кореи, Ближнего Востока и Косово.

Но могут ли некоторые государства-члены ЕС по-прежнему обращаться с Россией как с благожелательным союзником? Это новый вопрос. Возьмем Косово. По ряду причин, несколько государств-членов (в том числе Испания, Греция, Словакия и Румыния) недовольны идеей, что Косово вскоре может провозгласить независимость от Сербии в одностороннем порядке. Настаивая, что вопрос Косово должен решаться в Совете Безопасности ООН, они фактически дают России право вето по поводу судьбы Косово и тем самым - право диктовать политику ЕС.

Тем не менее, терпеть это нынче становится все труднее. Несколько министров заявили в Португалии, что им не нравится перспектива отделения Косово, но еще больше им не нравится допускать, чтобы Россия диктовала политику в этом регионе. И тут напрашивается еще одна народная мудрость, происходящая из мест, где водятся медведи. Если медведь-шатун бродит по лесу, его глупо не только дразнить. Столь же безрассудно было бы прилечь на землю и попытаться его задобрить.

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru