Архив
Поиск
Press digest
18 сентября 2020 г.
14 апреля 2004 г.

Эндрю Джек | Financial Times

Борис Грызлов: главное - стабильная политическая система

Если Владимир Путин действительно пытался создать в России "вертикальную" структуру власти, в которой решения принимаются сверху вниз, то Борис Грызлов, спикер Думы, иллюстрирует этот процесс лучше чем кто-либо другой.

В то время как многие парламентарии гордятся своей независимостью и защищают идею разделения власти, Грызлов хвастается своими крепкими связями с Кремлем и российским правительственным аппаратом.

Сидя в своем офисе, высокий, седеющий мужчина, который привел пропутинскую партию "Единая Россия" к убедительной победе на выборах в прошлом декабре после негромкой предвыборной кампании, говорит: "Будет очень тесное сотрудничество. У нас есть офис - трехкомнатный офис - в Белом доме".

Хотя правительство, которое по российской конституции должно быть независимым, назначает Путин, Грызлов выражает удовлетворенность тем, что в новом правительстве широко представлены члены и сторонники "Единой России". Самый важный из них - Александр Жуков, первый заместитель премьер-министра и бывший заместитель спикера.

Грызлов, инженер по профессии, который большую часть своей карьеры сделал в родном городе Путина Санкт-Петербурге, отмечает, что познакомился с российским лидером лишь в 1999 году.

Однако, по его словам, он давно восхищался стилем президента, за которым он наблюдал с расстояния, начиная с того времени, когда Путин работал в местной администрации еще до переезда в Москву.

В 1990-х, говорит Грызлов, партии превратили парламент в поле боя, предлагалось много законов, которые так и не были реализованы.

"Думы 1993-1999 годов приняли социальные законы, однако без финансовой поддержки, которая требовалась для их реализации", - замечает он. В отличие от этого, по словам Грызлова, Дума 1999-2003 годов, когда он сам был лидером пропутинского "Единства", была гораздо более конструктивной. "Единство" слилось с другими партиями в "Единую Россию", получив тем самым чистое большинство для продвижения любых законов, и Грызлов был назначен министром внутренних дел. Сегодня, снова работая в парламенте, Грызлов хочет сосредоточиться на технической стороне подготовки законов.

"Дума - это не место для политических боев, а место для правовой работы, - подчеркивает он. - Нам нужны люди, которые работают для России, а не те, кто хочет ее дестабилизировать, работая на себя или просто ради переизбрания, сокращая в то же время эффективность Думы".

Стремясь "приблизиться к западным стандартам" - когда 70% законопроектов предлагается правительством, Грызлов в то же время полагает, что политики и партии, включая трех конкурентов в парламенте, все равно должны играть важную роль в генерировании законодательных идей. Он сам принял конструктивные предложения от коммунистов и приветствовал вклад двух либеральных партий, СПС и "Яблока", которые не преодолели 5-процентного барьера, требуемого для прохождения в Думу в прошлом декабре.

Три политика от СПС, избранные по одномандатным округам, попали в думские комитеты, и, по словам Грызлова, его партия поддержала назначение Владимира Лукина, бывшего лидера "Яблока", уполномоченным Думы по правам человека. Он даже выразил сожаление по поводу того, что в нынешнем парламенте не так широко представлены различные интересы. "Я надеялся, что СПС или "Яблоко" пройдут в Думу, - сказал он. - Я думаю, что Дума была бы более конструктивной с левым и правым крылом. Это отражает интересы электората. Однако "Единая Россия" проявила себя более либеральной, чем СПС или "Яблоко".

Он указывает, что успех "Единой России" - 37% голосов на выборах, что означает две трети голосов в Думе с учетом одномандатных округов - отражает "четыре года политической стабильности" и то, что за этот период "жизнь улучшилась, выросли зарплаты и пенсии".

По его мнению, достижениями прошедших четырех лет стали стабилизация политической власти, создание вертикальной структуры управления, подчинение регионов федеральным законам, экономический рост и более широкое доверие избирателей властям. Он замечает, что его партия - это "правоцентристская партия: либеральная и ориентированная на рынок".

Однако, в унисон с Кремлем, он также указывает на необходимость борьбы с нищетой через реализацию амбициозной цели Путина - удвоения ВВП к концу десятилетия.

Что касается его собственной партии, то он хотел бы, чтобы "Единая Россия", которая уже насчитывает 700 тыс. членов, росла и дальше. "Наш долг перед будущим - это создать отделения во всех регионах". А в парламенте он поддерживает заявленную Путиным реформу государственного сектора. Его цель - впервые за десятилетие сократить количество сотрудников, в этом году - на 15%.

Что касается страны в целом, то он считает, что государственный сектор вообще может быть сокращен на 20-30%, так как необходимо "экономить деньги правительства". Хотя он говорит о своей приверженности "правам человека, свободе слова и стабильной политической жизни", не вызывает сомнения, что последний пункт он ценит превыше всего. "Как человек с техническим образованием, я приветствую вертикальную систему власти", - говорит он.

Он отказывается пояснить, есть ли у него лично более широкие политические амбиции, и называет себя путинским "пехотинцем".

Может ли он представить себе, что, будучи лидером парламента, он позволит себе не согласиться с президентом? "Не думаю, - отвечает он. - Вероятно, только если он предложит сделать премьер-министром коммуниста".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru