Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
14 апреля 2017 г.

Жан-Мари Потье | Slate.fr

Откуда взялся этот образ "русских танков на площади Согласия"?

О том, как элементы языка французской президентской кампании 1974 года продолжают цитироваться в публичных дебатах через четыре десятилетия, пишет главный редактор портала Slate.fr. Жан-Мари Потье.

"Русские танки снова вернулись! Нет, не на наши улицы, но в наши левые СМИ, которые опять используют этот образ, возмущаясь злобной критикой против Жан-Люка Меленшона, после того как выросла его популярность в опросах общественного мнения, - иронизирует автор статьи. - На телеканале France Inter комментатор Патрик Коэн потешается: "Мы недалеки от пугала 1981 года о русских танках на площади Согласия". Газета L'Humanité сердито отмечает: "Вот снова появляется призрак "российских танков на площади Согласия", обсуждаемый рынками и предпринимателями". В той же тональности пишет Libération: "Газета Le Figaro посвящает свою первую полосу на трех страницах программе Меленшона, которая вдохновлена Чавесом, Лениным и Робеспьером? Поистине, это ошибка во времени, не хватает только советских танков на площади Согласия". Этот эпизод также вытаскивает на свет Алексис Корбьер, пресс-секретарь "непокорившегося" кандидата, он восстает против тех, чьей мишенью оказывается Меленшон: "Это те самые люди, которые в 1981 году объясняли, что русские танки будут дефилировать по Елисейским Полям".

"Образ "русских танков на площади Согласия" прочно внедрился в умы многих французских избирателей, в том числе и тех, которые, подобно автору этих строк, не родились 10 мая 1981 года. Откуда же в точности он взялся? Часто ссылаются на победу Франсуа Миттерана на выборах 1981 года, но на самом деле этот образ возник на семь лет раньше, в 1974 году. Тогда будущий президент-социалист по опросам общественного мнения был на равных с Валери Жискар д'Эстеном, он выступал как единый кандидат социалистов, коммунистов и левых радикалов и впервые после 1947 года объявил о возможном вхождении в правительство министров-коммунистов", - передает Потье.

Как говорится в публикации, в 1981 году Миттеран уже не был союзником коммунистов в первом туре, но государственный деятель Мишель Понятовски снова возродил этот образ, чтобы мотивировать правый электорат: "Если левые победят, мы увидим советские танки на площади Согласия".

Миттеран усвоил урок 1974 года, когда ему не хватило всего 400 тыс. голосов для победы, и старался обнадежить себя, делая ставку на свою "спокойную силу": "Я должен был принять во внимание общественное мнение, накаленное добела нашими противниками, которые объявили, что советские танки появятся на площади Согласия на следующий день после победы левых, с частной собственностью будет покончено, церкви закроются, повсюду воцарится беспорядок", - писал он в 1984 году в издании L'Expansion.

"Страх перед московскими танками был нисколько не оправдан, так как кандидат-социалист вел чисто антисоветскую кампанию. В частности, он обвинил Жискар д'Эстена в том, что тот "младший телеграфист" лидера Кремля Леонида Брежнева", - вспоминает автор.

"Ирония судьбы состоит в том, что эта фантазия о русских танках у правых противостоит другой фантазии у левых: о внутреннем враге, о саботаже. Так, в 1981 году, в то время как правые были во власти кошмаров о русских танках, левые, по образу и подобию Чили 1973 года, боялись путча, который мог устроить штурм президентского дворца "Ла Монеда" Франсуа Миттерана в VII округе Парижа..." - подытоживает Потье.

Источник: Slate.fr


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru