Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2020 г.
14 декабря 2005 г.

Манфред Квиринг | Die Welt

Акционерное общество "Кремль"

По всей стране на руководящие должности в экономике Владимир Путин посадил своих приближенных. Ведущие иностранные деятели вроде Герхарда Шредера призваны для улучшения репутации концернов, управляемых Кремлем

Иногда образы, которыми оперирует российский президент, не столь однозначны, чтобы быть правильно понятыми. Однако суть того, что он имеет в виду, они выявляют достаточно точно. Так было при недавнем визите австрийского федерального канцлера Шюсселя, когда глава Владимир Путин остроумно заметил, что Россия хочет стать "Саудовской Аравией XXI века". Каким бы однобоким ни было это высказывание, из него можно вычленить два посыла. Москва, которая когда-то делала ставку исключительно на ракеты, теперь хочет вмешаться в мировую политику в качестве поставщика нефти и газа. Естественно, значительно активнее, чем арабы, так как ракеты у России, несмотря ни на что, все еще имеются.

Здесь также проскальзывает пристрастие российского президента к управлению экономическими структурами из центра. Став во главе страны весной 2000 года, Путин использовал годы, проведенные в Кремле, для постепенного уменьшения влияния прежней команды Ельцина и ее замены на доверенных лиц, связанных с ним общим ленинградским и петербургским прошлым, - они возглавили влиятельные государственные институты и заняли командные должности в экономике. Подобной кадровой политикой он преследует цель создания в России монополий в ключевых отраслях и установления над ними контроля Кремля.

За "вертикалью власти", которая меж тем уже выстроена в политике, настало время строить таковую в экономике. С отчетливым стремлением к тому, чтобы российские концерны превратились в сильных игроков на мировой арене и заставили весь мир считаться с мощью и влиянием страны.

Обученный и обкатанный деятельностью в советских спецслужбах, пропитанный абсолютным недоверием и стремлением к тотальному контролю, Путин делает ставку на лояльную ему команду, которая состоит преимущественно из питерских кагэбэшников вкупе с несколькими либералами-экономистами.

Как стало известно "Новой газете", люди Путина, выходцы из северной столицы, занимают в настоящее время в Москве 65 высокопоставленных должностей в 30 ключевых государственных министерствах и ведомствах. Они держат в своих руках, прежде всего, президентскую администрацию - самый влиятельный орган власти, которому подчиняются парламент и правительство. Как, впрочем, и целый ряд коммерческих предприятий. За последние два года, говорит известный политолог Лилия Шевцова, капитализм государственного аппарата сформировался в России окончательно. В этом, уже уходящем году также был положен конец спорам между либеральными технократами и приверженцами госвмешательства в экономику из путинской команды, считает она. Победителями стали сторонники государственного регулирования.

Эта "система Путина", в которой пока еще сохраняется место за лояльными Кремлю олигархами вроде Олега Дерипаски ("Российский алюминий") или Владимира Потанина ("Норильский никель"), наиболее отчетливо видна по президентской администрации. Ее ведущие сотрудники прекрасно умеют увязывать свои административные задачи с контролем над коммерческими предприятиями.

Так, бывший офицер КГБ, а ныне начальник кремлевского отдела кадров и заместитель главы администрации Виктор Иванов контролирует крупнейшую российскую авиакомпанию "Аэрофлот" и оборонное предприятие "Алмаз-Антей". В будущем, таковы планы Кремля, вся оборонная промышленность должна быть объединена в холдинговую компанию, управляемую государством, читай: Кремлем.

Заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков контролирует нефтяной концерн "Транснефтепродукт". А Игорь Сечин, тоже заместитель главы администрации, надзирает за государственным нефтяным концерном "Роснефть".

"Газпром", монополист в области добычи и распределения природного газа, который покупкой нефтяного концерна "Сибнефть" заявил о своих амбициях в нефтяной сфере, управляется сразу двумя доверенными лицами президента, знакомыми ему по совместной работе в Петербурге. Алексей Миллер возглавляет предприятие, а Дмитрий Медведев, председатель совета директоров, до недавнего времени был главой президентской администрации, а теперь является первым вице-премьером. Однако "Газпром", в руках которого находится 51% акций консорциума строящегося балтийского газопровода, - это больше, чем просто коммерческое предприятие. Одновременно концерн считается источником финансирования нужного результата президентских выборов.

На более низких уровнях существуют сотни и тысячи доходных должностей, которые заняты друзьями или их отпрысками. Так, сын министра обороны Сергея Иванова получил пост вице-президента Газпромбанка. Сын советника Путина по безопасности возглавил петербургский аэропорт "Пулково" - при полном отсутствии знаний и опыта. Решающим фактором таких назначений является не квалификация, а принадлежность к кругу избранных.

Предположение, будто Россия в переходный период должна опираться на такую систему, которая ведет к неизбежно приближающемуся концу либеральных свобод, необходимых для здорового экономического развития, представляется обманчивым. "Система Путина" базируется на господстве бюрократии, которая в России стала уже самостоятельным классом. Все возрастающая централизация в политической жизни обязательно приведет к аналогичному явлению в экономике. В противном случае экономические свободы взорвут систему, полагает политолог Шевцова.

Если сейчас Путин наперекор своей прежней практике перешел еще и к назначению иностранцев в контролируемые его людьми экономические структуры, то это, скорее всего, рассчитано на внешний эффект. Российские концерны, которые выходят на мировой уровень, принимая на работу бывшего немецкого канцлера Герхарда Шредера и, возможно, бывшего американского министра торговли Дональда Эванса, перестают быть чужаками на мировой арене. Кроме того, они, конечно, также хотят извлечь дивиденды из авторитета бывшего главы государства или члена правительства.

Далее Кремль ожидает от Шредера, что тот в тандеме с Маттиасом Варнигом, бывшим сотрудником "Штази" и президентом российского отделения Dresdner Bank, позаботится об эффективности Северо-Европейского газопровода. Ведь это не просто товарный знак "Газпрома", не слишком эффективного собственника с завышенными расходами. Кремль также рассчитывает на их усиленную лоббистскую деятельность для проникновения России в следующие звенья европейской газовой сети.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru