Архив
Поиск
Press digest
18 ноября 2019 г.
14 июля 2006 г.

Стюарт Эйзенштат | The Wall Street Journal

"Путин Инкорпорейтед"

В то время как G8 готовится к встрече в Петербурге, теперь уже ясно, что дело ЮКОСа, которому исполнится три года в июле, когда в Москве арестовали Платона Лебедева, имеет последствия, идущие гораздо дальше, чем можно было себе представить. Лебедев, один из самых богатых в России финансистов, был деловым партнером Михаила Ходорковского. Вдвоем они контролировали огромную империю банков и природных ресурсов, куда входил и ЮКОС, тогда самая эффективная, прозрачная и доходная частная компания в России.

О том, как отразилось на России дело ЮКОСа, написано много. Но гораздо меньше внимания уделено тому, какой эффект произвели аресты Лебедева и Ходорковского (по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов) и конфискация их активов за пределами России, особенно в Западной Европе и США. Многие из их компаний и благотворительных организаций были направлены на интеграцию России в мировую экономику. Когда они оказались за решеткой, многие их инициативы стало невозможно реализовать, что наносит ущерб не только России, но и ее партнерам по G8.

Фонд Ходорковского "Открытая Россия" развивал в России независимое гражданское общество и давал российским студентам сотни стипендий для обучения в Москве и Британии. Одновременно поддержка "Открытой Россией" обучения журналистов, интернет-образования и политических институций, равно как поддержка Ходорковским политических партий, служила развитию политического плюрализма в стране, которая вновь стала однопартийным государством. Арест Ходорковского привел к закрытию "Открытой России", которое стало началом широкой кампании по ограничению деятельности правозащитных и других неправительственных организаций, особенно получающих финансирование с Запада. Дело ЮКОСа при этом отвлекло общественность в России и на Западе, пока Кремль нейтрализовал демократическую оппозицию, покончил с выборами губернаторов и резко ограничил свободу слова.

Ко времени своего ареста Ходорковский, Лебедев и их холдинг GML вели переговоры с одним из крупнейших частных финансовых учреждений США о совместном управлении инвестиционным фондом в России. Эта сделка помогла бы открыть российскую экономику, позволив американским и другим иностранным инвесторам покупать и контролировать российские активы стоимостью сотни миллионов долларов. Фонд глубже интегрировал бы Россию в мировую экономику. Но после ареста Лебедева и Ходорковского сделку тихо похоронили.

В это же время Лебедев и Ходорковский вели переговоры о продаже 25% ЮКОСа американской нефтяной компании. Хотя они не нуждались в деньгах, они сочли, что их представление о России, ориентированной на Запад, зиждется на таком партнерстве. Продажа разрушила бы планы Кремля по восстановлению контроля над российской нефтью и укрепила бы связи России с Западной Европой и США.

Конечно, они были правы. Глобальное энергетическое уравнение сегодня было бы совсем иным, если бы сделка состоялась: зарубежным нефтяным компаниям принадлежала бы значительная часть российских нефтяных ресурсов. Это, в свою очередь, увеличило бы добычу нефти в России, а российскому правительству было бы гораздо труднее использовать нефть как оружие, чтобы грозить соседям и мировым поставкам. Несмотря на это, западные правительства не отреагировали на арест Лебедева и лишь робко отреагировали на арест Ходорковского. Правительства США и Западной Европы сделали вид, что это внутреннее дело России, касающееся "олигархов", которые сколотили свои состояния в период борьбы за трансформацию российской экономики в середине 1990-х годов.

Именно эта неспособность США и их партнеров по G7 понять значение дела ЮКОСа сильно облегчила Путину ренационализацию российских энергетических ресурсов, их использование против Украины и Грузии в момент роста цен и возвращение России влияния в мире и более независимой позиции по ключевым внешнеполитическим вопросам. Например, Россия встречалась с "Хамасом" и блокировала санкции против Ирана. Freedom House с усиливающейся тревогой следит, как Путин ограничивает права человека и политические свободы в России и перевел Россию в категорию "несвободных" стран.

В частном порядке правительства США и их партнеров по G7 признают, что Россия движется в неверном направлении. Однако президент Буш и его партнеры не хотят поднимать эти фундаментальные вопросы, упоминать Ходорковского, Лебедева и ЮКОС в Петербурге. Имея ЮКОС, "Сибнефть", "Роснефть", "Лукойл", "Газпром" и трубопроводы под контролем Кремля, Россия поменялась ролями со своими коллегами из G8. Теперь Путин, похоже, играет первую скрипку.

Значение дела ЮКОСа надо оценивать с этой точки зрения. Цена на нефть дала России огромное богатство, в то время как Кремль установил безусловный контроль над энергетическими резервами, дав Путину инструмент для затыкания рта своим противникам дома и угроз соседям России. Если они не готовы противостоять политике Путина в Петербурге, лидеры G7 рискуют создать у российского президента впечатление, что дальнейшей консолидации его власти нет препятствий.

Президент Буш и его коллеги по G7 должны убедительно напомнить Путину, что G8 - это не светский клуб, а объединение "промышленно развитых демократий". Чтобы обеспечить России статус великой державы, Путин должен понять, что существуют фундаментальные принципы, которых должны придерживаться великие страны. Так, использование энергетических ресурсов для угрозы глобальной стабильности неприемлемо и не пройдет даром. Россия не должна рассчитывать на доступ к западным энергетическим активам, пока она ограничивает Западу доступ к своим активам. Ее неспособность соблюдать права собственников, законность и права человека должно ограничить партнерство, которого Россия ждет от стран G7. Нельзя позволять Путину ограничивать деятельность российских и зарубежных НПО, члены G7 не должны молчать и тогда, когда его правительство использует свою власть и суды для подавления оппозиции и инакомыслия.

Путина необходимо поставить в известность, что IPO "Роснефти", в которую входят активы, незаконно конфискованные у ЮКОСа, и содержание в тюрьме Ходорковского и Лебедева, который болен, но тем не менее отбывает заключение за Полярным кругом, ограничивает возможность отношения к ней как к достойному члену объединения ведущих стран. Многие из этих сигналов содержались в майском выступлении вице-президента Дика Чейни в Вильнюсе, где он предостерег Россию от использования энергоресурсов для шантажа соседей, а власти Кремля - для разгрома внутренних противников. Эти же сигналы необходимо передать в Петербурге. В противном случае дело ЮКОСа и все, что оно олицетворяет, будет и дальше отбрасывать длинную тень на отношения России и Запада.

Эйзенштат - бывший чиновник администраций Клинтона и Картера, член международного консультативного совета GML, вице-президент Freedom House

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru