Архив
Поиск
Press digest
22 апреля 2019 г.
14 июня 2006 г.

Стивен Ли Майерз | The New York Times

Конфискацию телефонов называют примером российской коррупции

29 марта агенты российского МВД конфисковали 167,5 тыс. мобильных телефонов, которые Motorola доставила в московский аэропорт "Шереметьево", погрузив компанию в кафкианский мир, где российское правосудие пересекается с бизнесом.

Сначала телефоны назвали подделкой, потом контрабандой, потом угрозой для здоровья, а теперь появились признаки, что следствие опять сосредоточилось на версии контрабанды.

В апреле МВД устроило показательное уничтожение 49 991 телефона, заявив, что модель не соответствует стандартам безопасности, хотя есть подозрение, что не все телефоны были уничтожены. Эта модель продается в разных магазинах Москвы.

Затем начался патентный спор.

При теневой экономике, растущей бюрократии и прихотливом правоприменении, Россия является безумным местом для бизнеса, этот развивающийся рынок одновременно привлекателен и полон рисков.

Но опыт Motorola высветил то, что руководители компании, аналитики и даже депутаты ручного парламента называют опасной тенденцией: правоохранительные органы не только пристрастны в коммерческих спорах, но используют эти споры для обогащения коррумпированных чиновников и их посредников.

"Это классический случай коррупции, - заявил независимый депутат нижней палаты парламента Владимир Рыжков. - Конфискуют продукцию частной компании и продают с целью извлечения выгоды".

В июле Россия будет принимать саммит G8, на котором попытается убедить Запад в том, что является ответственным и надежным энергетическим партнером и приветствует внешние инвестиции. Но Рыжков и другие говорят, что жадность чиновников перешла границы вымогательства взяток, обычного в российском бизнесе, и вылилась в воровство, вымогательство и рэкет.

"В смысле вымогательства денег стало больше жадности и больше дерзости", - заявил Эндрю Сомерс, президент Американской торговой палаты в России.

Хотя коррупция такого рода в России процветает, компании редко бросают вызов властям. Motorola, зарегистрированная в Иллинойсе, пошла на это, хотя ее руководители воздерживаются от прямых обвинений в адрес чиновников.

"Очевидно, что переход России к рыночной экономике, регулируемой внятными законами, еще не завершен", - заявил менеджер Motorola в России Сергей Козлов.

Власти стоят на своем, называя конфискацию телефонов правомерным шагом в рамках уголовного расследования. Дмитрий Латыш, прокурор московской областной прокуратуры, заявил, что телефоны конфисковали на основании "оперативной информации", которую он отказался уточнить. Он сказал, что ведется расследование по подозрению в контрабанде.

Однако расследование носит противоречивый, а порой и комический характер.

20 марта Motorola доставила в Москву семь моделей телефонов на общую сумму 17 млн долларов и обратилась за необходимой декларацией соответствия для их продажи в Москве. Разрешение было получено 24 марта. А 29 марта, после того как таможня дала добро, партия была конфискована.

Спустя шесть дней Управление "K" МВД, занимающееся расследованием экономических преступлений, заявило, что конфисковало телефоны, так как "они не предназначены для использования на территории России", а "Евросеть", официальный распространитель продукции Motorola, "скрыла тот факт, что телефоны, импортированные в Россию, являются подделкой". Первое утверждение явно противоречило второму.

Через несколько часов Управление "K" отозвало свое заявление.

12 апреля Латыш завел уголовное дело на основании "незаконного перемещения товаров" через таможенную границу России. Козлов заявил, что дело основано на предположении, что декларацию, полученную 24 марта, следовало получить до прибытия телефонов в страну, хотя при доставке предыдущих партий такое требование не выдвигалось.

Следствие сочло, что модель C115 опасна для здоровья пользователей и может оказать дестабилизирующее влияние на функционирование и надежность электронных коммуникаций в России, говорилось в письме заместителя министра внутренних дел Андрея Новикова в парламент.

Motorola возразила, что оценку безопасности проводило неаккредитованное агентство, приглашенное прокуратурой, которое делало выводы, измеряя мощность батарейки, а не уровень радиации. Представителям Motorola не разрешили участвовать в проверке и оспаривать ее результаты.

А поскольку российское законодательство позволяет продавать и уничтожать конфискованные материалы до окончания расследования, компания ничего не могла сделать, когда 25 апреля представители МВД в присутствии журналистов уничтожили телефоны C115.

Козлов отметил, что ранее Motorola ввозила эту модель без проблем. Уничтоженные телефоны стоили 2 млн долларов, но компанию беспокоит судьба примерно 117 тыс. телефонов стоимостью 15 млн долларов, оказавшихся в шаткой правовой ситуации.

Факт конфискации и уничтожения коммерческой продукции без возможности апелляции обеспокоил парламентариев. "Власти могут конфисковать любые товары без доказательств, без санкций", - заявила помощник депутата Ольга Бараникова.

Проблемы Motorola усугубились, когда российская компания RussGPS заявила, что все конфискованные телефоны нарушают российский патент, выданный в 2003 году и впоследствии купленный RussGPS.

Владелец RussGPS Павел Панов, бывший президент российской биржи, который теперь занимается высокими технологиями, торговлей оружием и издательским бизнесом, обратился в прокуратуру. Латыш завел уголовное дело о нарушении патентного законодательства.

"Расскажу вам одну вещь о России, - ответил Панов на вопрос, почему он обратился в прокуратуру, а не подал гражданский иск против Motorola. - Все судьи стоят три копейки".

Руководство Motorola называет патентные претензии безосновательными. В письме адвокатов компании говорится, что некоторые модели, о которых идет речь, были созданы еще до выдачи российского патента.

На прошлой неделе компания подала иск о клевете против Панова, но воздержалась от иска против конфискации и уничтожения телефонов. "Вы когда-нибудь видели компанию, которая судится с правительством?" - спросил Козлов.

Президент Владимир Путин резко высказывается против коррупции, особенно на таможне. В мае он уволил начальника таможни, а 2 июня - генерального прокурора Владимира Устинова.

Георгий Сатаров, президент московского фонда "Индем", занимающегося мониторингом коррупции, заявил, что огласка дела Motorola, возможно, способствовала отставке Устинова, которую он назвал положительным моментом в борьбе с коррупцией.

"Очевидно, что прокурор боролся не за правопорядок, - сказал Сатаров. - Он боролся с конкурентами".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru