Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
14 марта 2008 г.

Хольгер Витцель | Stern

Мораль наказывает любовь

Верховный суд ФРГ вынес вердикт: инцест уголовно наказуем. Это решение суда порождает множество сомнений, поскольку основывается прежде всего на моральных аргументах. Патрику и Сьюзан - брату и сестре - приговор вредит гораздо больше, чем приносит пользы

Я могу делать со своей совершеннолетней сестрой все: обниматься и заниматься петтингом до одурения; мы можем заниматься оральным сексом, и государство не будет вмешиваться в нашу личную жизнь, а можем и анальным, если захочется - мы даже можем завести детей при помощи искусственного оплодотворения. И только классическую интимную близость - с презервативом или без него - Уголовный кодекс нам запрещает. За это кровным брату и сестре, согласно сегодняшнему постановлению Федерального конституционного суда, и в будущем грозит лишение свободы сроком до 2 лет.

Живые доказательства преступления

Вы не хотите знать подробности моей жизни и жизни моей сестры? Вас трясет при одной только мысли об этом? Меня тоже. Как большинство людей я считают близких родственников, возможно, благодаря инстинкту, возникшему в ходе эволюции, не особенно интересными с точки зрения секса, тем более что у меня нет сестры. И тем не менее нужно обладать именно этой силой воображения, чтобы понять всю абсурдность сегодняшнего решения суда. В таком случае, возможно, удастся понять брата и сестру из Саксонии, у которых уже есть четверо совместных детей - и которые были приговорены не за это, а за то, что они любят друг друга сильнее, чем это принято в понимании большинства, на которое и ориентируются верховные судьи Германии.

В отличие от других пар, у которых дети служат доказательством большой любви, дети Патрика и Сьюзан являются лишь живым доказательством их преступления. Жалоба в конституционный суд, поданная их адвокатами в связи с приговорами, вынесенными саксонскими судами, и, по их мнению, устаревшим - или не обоснованным с правовой точки зрения - параграфом 173 Уголовного кодекса, была отклонена, поскольку ставит под угрозу "защиту семьи от пагубного влияния инцеста".

Право на сексуальное самоопределение не было нарушено

На самом деле Патрик (31 год) и Сьюзан (23 года) собирались создать семью, которой у них до этого не было. Они были разлучены и росли в непростых условиях - поэтому на их отношения не влиял такой сдерживающий фактор, как кровное родство. Они не прятались по углам, а просто в какой-то момент между ними произошла интимная близость как между двумя взрослыми людьми. Право на сексуальное самоопределение каждым из них не было нарушено - чего нельзя сказать о государстве. С противоправными действиями в отношении детей не имеет ничего общего ни эта история любви, ни параграф 173. Двоюродный брат или дядя, старший брат или насильник сегодня, к счастью, наказываются гораздо строже и по другим статьям, если они совершают противоправные действия против несовершеннолетних или против совершеннолетних, но без их согласия.

Когда Патрик впервые сел за решетку из-за своей личной жизни, он даже не знал, в чем его собственно обвиняли. После рождения третьего ребенка он прошел процедуру стерилизации, как будто ему было запрещено размножение. Но Сьюзан уже была беременна 4-м ребенком. И то, что он больше не мог иметь детей, ничего в этой ситуации не изменило: если он спит со своей сестрой, значит, оба они преступники.

Приговор морали

Я познакомился с Патриком и Сьюзан три года назад. Во время первого процесса у них даже не было адвокатов, и они не имели интеллектуального арсенала для того, чтобы жить во лжи, как и многие другие живущие в тайне пары братьев и сестер в Германии. Например, им нужно было только сказать, что все произошло во время отпуска во Франции, Испании, Турции или любом другом месте, где инцест уже давно не является уголовно наказуемым. А коварное оплодотворение могло произойти и во время совместного принятия ванны или как-нибудь еще. И ни один прокурор через много месяцев или лет не сможет доказать обратное. Но они были честны. Зачем же им врать? Они же любили друг друга и любят до сих пор, в чем они неустанно клянутся. И поэтому Патрик должен снова сесть в тюрьму, этот нераскаявшийся рецидивист, как, впрочем, и его сестра.

Почему государство вмешивается, когда два человека любят друг друга? В обосновании решения суда настоятельно упоминается "укрепившееся в обществе табу, связанное с инцестом". Из-за недостатка правовых оснований в игру вступает мораль, от которой уголовное право ФРГ уже давно не зависит. Постепенно были легализованы разводы, теперь легализуется даже гомосексуализм. Сегодня безнаказанно можно заниматься "этим" с животными, если при этом не происходит порчи чужого имущества, кроме того, можно по-тихому "ходить налево". И только наказание за инцест остается.

"Интимная связь между братом и сестрой, - считают в Карлсруе, - касается не только их самих, но может оказать влияние на семью и общество и иметь последствия для рожденных от этой связи детей". Почему же тогда не наказуемы - из-за опасений, связанных с семьей и обществом - точно такие же отношения между братьями и сестрами однополыми или сводными?

Особое мнение судьи Хассемера

Причина не в том, что кто-то не хочет допустить "генетических отклонений", о которых в законе не говорится ни слова и возникновение которых весьма спорно с научной точки зрения. Потому как для "сохранения здоровья нации" придется законом ввести возрастной ценз для рождения детей, запретить секс пожилым людям или людям с семейными генетическими заболеваниями, которые гораздо чаще передаются по наследству и имеют более тяжелые последствия, чем при инцесте.

Кроме того, на противоречия указывает и вице-президент конституционного суда Винфрид Хассемер в своем особом мнении, которое, однако, ему не удалось отстоять среди семи своих коллег, придерживающихся противоположной позиции. При этом и для него главное - не справедливость и гуманность в отношении Патрика и Сьюзан, а прежде всего соблюдение закона. Его собственная судебная коллегия лишь вскользь затронула учение о правовом благе: "Дополнительный подтекст правовой нормы, который законодатели не проследили, меняет координаты соразмерности, ее контуры и содержание". Другими словами: любовь запретить нельзя, совокупляться мы будем несмотря ни на что. И после своего освобождения Патрик снова упадет в объятия Сьюзан, или она в его. Надеюсь только, что тайно.

Источник: Stern


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru