Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
14 октября 2004 г.

Дэвид Кроуфорд | The Wall Street Journal

Смерть гражданина Германии в лагере чеченских мятежников ставит следствие в тупик

23 ноября прошлого года российские спецназовцы ворвались в лагерь мятежников в восточной Чечне, убили трех часовых и захватили остальных боевиков врасплох, сообщило российское военное ведомство. Большинство погибших было чеченцами, среди них оказалось несколько турков, примкнувших к чеченскому делу. Но у одного из мертвых был немецкий паспорт на имя Томаса Фишера.

Российский рейд длился несколько часов, но его отзвуки до сих пор ощущаются в Ульме, маленьком городке на юге Германии. Местные следователи выясняют, почему и как живший здесь Фишер, 25-летний немец, перешедший в ислам, присоединился к мятежникам. В частности, немецкие власти хотели бы знать, кто помог ему попасть в Чечню.

Эти вопросы приобрели остроту потому, что двое других членов мусульманской общины Ульма погибли в Чечне за несколько недель до смерти Фишера.

Вербовщики часто облекают свои призывы в туманные выражения, такие, как необходимость помочь угнетаемым мусульманам. После многомесячного расследования дела Фишера немецкие власти говорят, что им не хватает улик, чтобы предъявить кому-то обвинения, поскольку им нужно доказать намерение сражаться в иностранной армии или то, что этот человек оказывал кому-то содействие в осуществлении такого намерения, а это по немецким законам запрещено.

Эда Фишер, мать Фишера, говорит, что ее сына завлекли разговорами о мученической смерти в священной войне в Чечне. Но прихожане мечети Фишера, которые подружились с молодым человеком и оказывали ему финансовую помощь, говорят, что были потрясены, когда узнали о его смерти, и отрицают, что новообращенных вовлекают в насилие. Фишера интересовали только "внутренняя гармония и помощь людям", добавляет Давид Миттергубер, один из основателей исламской школы в Ульме, которую регулярно посещали все трое убитых в Чечне.

Хотя у боевиков в зоне боевых действий обычно другие мотивы, нежели у террористов-смертников, по словам следователей, они тем не менее обеспечивают небольшой, но устойчивый приток бойцов в конфликтные регионы, от Чечни до Кашмира и Ирака.

Высокопоставленный немецкий источник в следственных органах утверждает, что Фишер является типичным примером молодого европейца, сначала обратившегося в ислам, а затем присоединившегося к джихаду. "Непонимание, почему люди присоединяются к джихаду, было бы фатальным", - говорит источник. Однако прокуратура жалуется на то, что проследить путь от обращения до джихада трудно, так как вербовщики формулируют свои призывы очень туманно.

В последние годы в ислам перешли десятки тысяч молодых мужчин и женщин, эту тенденцию подтверждают мусульманские общины, аналитики и правительственные чиновники, хотя точной статистики не существует. Многие переходят в новую веру через обычные контакты с растущим мусульманским населением Европы - через друзей или супругов. Но эксперты утверждают, что нестабильных людей, ищущих дружбы и исчерпывающих ответов на все вопросы, в исламе привлекает фундаментализм.

Молодые воины джихада из Европы попадают в разные места. В 1990-е годы многие отдавали свои жизни в Боснии. Чечня, куда экстремисты из Европы едут потому, что туда легко попасть, это лишь небольшой фрагмент глобальных террористических операций, но она играет большую роль в пропаганде, говорит глава службы внешней разведки Германии Август Ханнинг. На сайтах, ведущих вербовку, "Аль-Каида" рассказывает о гибели исламистов в Чечне, Кашмире, Ираке и на палестинских территориях как о доказательстве того, что ислам подвергается атакам по всему миру, говорит Ханнинг.

Специалисты по терроризму считают, что бойцы, вступающие в вооруженные отряды, сильно отличаются от тех, кто изъявляет желание стать смертником. Первоначальный процесс вербовки в обоих случаях один и тот же: долгие разговоры приводят к решению умереть за правое дело, говорит Магнус Рансторп, директор Центра исследований терроризма и политического насилия при Университете св. Эндрю в Шотландии. Но военная "поддержка угнетенных" - это политическое решение, идентификация себя с людьми, которые, по мнению новобранца, нуждаются в защите, тогда как смертники обычно сосредоточены на враге и желании отомстить. "Мотивом исламистов, едущих в Чечню и Кашмир, обычно является самооборона", - говорит Рансторп.

Родственники Фишера говорят, что он сочувствовал своим братьям-мусульманам. Он "говорил о положении чеченцев столько, что я уже не могла это слышать", - говорит его сестра Николь Хиршле.

Фишер родился в католической семье в Блауберене, маленьком городке в 15 километрах от Ульма, где христианская традиция обозначена огромным крестом на гребне горы, возвышающейся над собором. Но христианство здесь в упадке, как и во всей Европе, и в церковь мало кто ходит. В юности Фишера в городке не было постоянного священника.

По словам родственников, Фишер, страдающий дефектом речи, рос в одиночестве. У него не было друзей до того дня, когда он в 14 лет взволнованно рассказал матери о дружелюбном лидере местной мечети, который чем-то его угостил и поведал о чудесных деяниях пророка Магомета. Имам, Абидин Хока, это жизнерадостный турок, с тех пор вернувшийся в Турцию, как утверждают его прихожане. Разыскать его и получить комментарий не удалось.

В поисках покоя

Хока проповедовал в мечети "Мевлана", филиале Milli Goeues, турецкой исламистской организации, которую власти Германии считают "экстремистской". Представители контрразведки утверждают, что в мечетях Milli Goerues иногда проповедуют насилие, обычно против политики Израиля на оккупированных территориях, но главным образом они занимаются социальной помощью и религиозным просвещением и мало контактируют с внешним миром. При мечети есть магазин, специализирующийся на турецких продуктах, и молельня. Ресеп Киси, активный член Milli Goerues в Ульме, говорит: "Мы не последователи экстремистского учения".

По словам Хиршле, ее брат нашел в исламе покой, какого не видел в часто ссорящейся семье. Отец заставлял своего замкнутого сына играть в футбол, а позже заставил пойти в армию, откуда тот вернулся, пройдя базовую подготовку, в 1998 году. Фишеру тогда было 20 лет, он перешел в ислам и, по словам сестры, возмущался нежеланием отца принять его обращение. "Я был слишком либерален с Томасом, - говорит его отец Арнфрид Фишер. - Мне следовало запретить все контакты с мусульманами".

Когда Фишер был подростком, его часто навещал Хока, приносивший турецкое угощение, подаривший ему ботинки и телефон, чтобы они могли общаться, рассказывают мать и сестра Фишера. В конце концов ислам стал занимать все его свободное время, он часами сидел в своей комнате, изучая Коран, часто с молодым турком, с которым его познакомил имам. Примерно в это время он взял мусульманское имя Хамза, что означает "лев".

Прихожане мечети собрали деньги для уплаты его долга, чтобы ему не пришлось платить проценты, что в исламе считается грехом. Позже, когда Фишеру исполнился 21 год, они помогли оплатить его поездку в Судан для изучения Корана в Африканском исламском университете. Через год он совершил ритуальное паломничество в Мекку, которое каждый мусульманин должен совершить хотя бы раз в жизни. Наконец, мечеть помогла оплатить его переезд из дома в Ульм.

"Сначала мы молились за него, - говорит прихожанин мечети Осман Гуэль. - Потом мы собирали пожертвования".

Родственники Фишера забеспокоились. "Несколько месяцев мы не знали, где он живет", - говорит Хиршле, которая ездила из города в город, просматривая списки жителей в полиции. Наконец она нашла брата, который жил в комнате над мечетью Milli Goerues в Ульме. Фишер заявил сестре, что порвал с бывшими друзьями, немусульманами.

Одним из его лучших друзей был Миттерхубер, тогда старшеклассник, на год моложе Фишера. Мальчики были неразлучны и часами бродили по берегу реки недалеко от Ульма, обсуждая ислам и положение мусульман в Чечне, Кашмире и Палестине, по словам Миттерхубера, который называет себя Давудом (арабский вариант имени Давид).

В начале 2000 года Фишер попросил Миттерхубера встретиться с ним и его невестой, чтобы обсудить их брак. "Мы отговорили его от этого брака", - заявил Миттерхубер, по словам которого невеста Фишера, албанка из Косово, была недостаточно привержена мусульманской вере. Спустя несколько недель Фишер женился на набожной турчанке.

Миттерхубер, в 2003 году завершивший двухлетнее обучение в Медине, где молодых людей учат распространению их веры в родных странах, говорит, что долг каждого мусульманина - привлекать новообращенных.

Школа, вызывающая подозрения

Чтобы вербовать немцев в исламскую общину Ульма, Миттерхубер и Фишер в 1999 году помогли создать Исламский информационный центр. Открытый в современно бело-зеленом здании в рабочем квартале, центр предлагает уроки арабского языка для немцев и уроки немецкого языка для иностранцев. Но специализируется он на исламе, существуют курсы для начинающих, продолжающих обучение и совершенствующихся. Взглянув на книжные полки, видишь, что в большинстве книг излагается ваххабитская версия ислама, преобладающая в Саудовской Аравии. В послании, размещенном на сайте центра, осуждаются теракты 11 сентября 2001 года в США.

Следователи пытаются разобраться в том, почему трое учеников школы, включая Фишера, погибли в прошлом году в Чечне. Двое других, 37-летний немец турецкого происхождения и 40-летний немец тунисского происхождения, были друзьями Фишера и погибли в перестрелке с российскими войсками в октябре 2003 года, примерно за месяц до гибели Фишера, сообщил прокурор Ульма Вольфганг Цихер.

Еще до гибели Фишера немецкая прокуратура начала расследование вербовки в иностранные армии в Ульме, потому что сайт, посвященный джихаду, высоко отзывался о неназванной школе в Ульме. Следствие было начато в конце 2002 года, но расследование, включавшее в себя перехват телефонных разговоров и перлюстрацию почты некоторых членов мусульманской общины, было прекращено в середине 2003 года, так как не дало существенных результатов.

25-летний Миттерхубер утверждает, что ни он, ни другие члены центра не являются сторонниками насилия, но добавляет: "Если что-то надо сделать, мы верим в возможность изменений".

По мере того как крепла дружба Фишера с Миттерхубером, он терял контакт даже со своими старыми друзьями из мечети Milli Goerues в Блауберене. Прихожане мечети, находящейся в родном городе Фишера, в конце концов узнали, что он уезжает из Германии, но Гуэль думал, что он едет в Турцию, так как его жена была турчанкой, и он мог лучше понять ислам в мусульманской стране. "Мы, турки, гордились, узнав об этом", - заявил Гуэль.

По словам Хиршле, ее брат уехал из Германии неожиданно. На последней фотографии, сделанной 6 марта 2002 года, Фишер запечатлен в футболке оливкового цвета, с коротко подстриженными волосами, с новорожденным племянником на коленях. Хиршле говорит, что брат обещал приехать на день рождения ее мужа в конце месяца. Но позже он позвонил матери, чтобы попрощаться, а на следующий день его телефон был отключен.

В апреле 2002 госпожа Фишер получила от сына открытку с турецкой маркой, где говорилось, что он ищет работу в Турции. Через пять месяцев он позвонил родителям, сказал, что он по-прежнему в Турции и ищет работу, но отказался дать адрес для связи.

А потом - молчание.

Миттерхубер утверждает, что Фишер уехал из Германии в Чечню через Турцию в марте 2002 года.

Неизвестно, с кем Фишер советовался по поводу решения ехать в Чечню. В важные поворотные моменты своей жизни Фишер просил совета у мусульманской общины, утверждает Миттерхубер. "Не думаю, что он сам решил ехать в Чечню", говорит Миттерхубер и добавляет, что его не было рядом, так как его обучение в Саудовской Аравии началось в сентябре 2001 года.

Но в предыдущие годы Миттерхубер и Фишер говорили о Чечне, о положении в Палестине, о том, правильно ли действуют террористы-смертники. Хотя Фишер был против такой тактики, он говорил, что не осуждает действия других мусульман. По словам Миттерхубера, его друг поехал в Чечню, а не в Палестину, потому что был готов отдать жизнь за правое дело, но не хотел убивать ни в чем не повинных людей. "Он не был агрессивным", - говорит Миттерхубер.

Прокуратуре пока не известны обстоятельства смерти Фишера. Цихер говорит, что российские власти представили как минимум три противоречащих друг другу докладных записки: он был одним из четырех убитых, одним из 17, одним из 25. Цихер считает, что российские военные похоронили Фишера в безымянной могиле где-то в Чечне. Российские власти отказались от комментариев по делу Фишера.

После смерти Фишера прокуратура возобновила расследование. Оно снова сосредоточено вокруг Исламского информационного центра, поскольку Фишер был связан с его школой.

Миттерхубер говорит: "Все подозрения против нас необоснованны".

Путь в Чечню

Жизнь и смерть Томаса Фишера

6 января 1978 года. Родился в Блауберене, Германия.

1992 год. Подружился с главой местной мечети.

1998 год. Перешел в ислам, отслужил обязательный срок в армии Германии.

1999 год. Переехал в Ульм, помог в создании Исламского информационного центра.

2000 год. Учился в Африканском исламском университете в Судане.

2001 год. Паломничество в Мекку.

2002 год. Уехал в Турцию, а затем в Чечню.

23 ноября 2003 года. Погиб в восточной Чечне.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru