Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
14 сентября 2016 г.

Джон Ханна | Foreign Policy

Наступление России на Ближнем Востоке

"Еще до того, как в прошлом месяце российские бомбардировщики начали наносить удары по Сирии с иранской авиабазы, было ясно, что одним из самых сомнительных политических наследий президента Барака Обамы будет возвращение Москве статуса сверхдержавы Ближнего Востока, - отмечает Джон Ханна в Foreign Policy. - Русские, не имевшие существенного военного присутствия в регионе с тех пор, как их, не церемонясь, выставили из Египта в 1972 году, вернулись отомстить - возможно, с небывалым размахом. Действительно, российский президент Владимир Путин, который прошел сквозь брешь, созданную многолетним бегством Обамы из Pax Americana (лат. "американского мира". - Прим. ред.), теперь занимает позицию, позволяющую сделать существенные геополитические приобретения в регионах, которых его предшественники - и цари, и генеральные секретари коммунистической партии - жаждали веками, но не могли получить. Следует подчеркнуть, что блокирование расширения российского влияния в этих регионах входило в число высших приоритетов Америки в области госбезопасности на всем протяжении эпохи после Второй мировой войны, от доктрины Трумэна до доктрины Картера и далее. Вообще-то, до самой эпохи Обамы".

"Через Средиземноморье и Левант, через Турцию, Иран и другие районы Персидского залива линия развития тенденции ясна каждому, у кого есть глаза, чтобы ее видеть: российская звезда восходит, тогда как американская - на закате. На стратегических театрах, на которых несколько поколений американских государственных деятелей настаивали на необходимости доминирования американской военной мощи, [США] все чаще бросает вызов возрождающаяся Россия. Медленно, но верно ограничивается свобода действий Вашингтона. И так же неизбежно, как ночь идет за днем, успешное применение Россией военной мощи привело к быстрому распространению ее политического влияния. И не только среди противников Америки. Традиционные партнеры США, от Израиля до Саудовской Аравии, от Египта до Турции, все чаще заискивают перед Москвой", - говорится в статье.

"Конечно, с этой точки зрения, Сирия - исходный грех администрации Обамы. Медлительность, пустые ультиматумы, стертые красные линии, отсутствие чего бы то ни было похожего на серьезную стратегию сдерживания этого конфликта, предсказуемо превращающегося в ад. Все эти и другие промахи за четыре года стали равносильны неоновой вывеске, говорящей, что США отреклись от своего лидерства. Это было открытое приглашение, которым Россия воспользовалась, чтобы решительно применить свою военную мощь в сентябре 2015 года, - отмечает автор. - И [Россия повела себя] решительно. Обама настаивал на том, чтобы сирийский диктатор Башар аль-Асад ушел. Путин настаивал на том, чтобы Асад остался. Перед лицом бесконечных сетований Обамы о неприменимости военной мощи для формирования политических результатов на Ближнем Востоке Путин применил силу и за считанные месяцы преобразил сирийский политический пейзаж".

"Что касается влияния российского вмешательства на военные расчеты США, администрация Обамы высказалась яснее некуда, - указывает Ханна. - Она не захотела предпринять для ослабления Асада никаких действий, которые могли привести к риску столкновения с Россией. Всего через несколько дней после начала московских бомбежек в заголовке The Washington Post значилось: "По словам Обамы, США не будут прямо противостоять России". Через несколько месяцев в публичном выступлении перед Конгрессом высокопоставленный американский генерал практически признал, что боязнь администрации [Обамы] навлечь конфронтацию с Москвой фактически лишила США возможностей создать в Сирии бесполетную зону".

"Если когда-то США доминировали в небе почти надо всей Сирией и другими частями Восточного Средиземноморья, теперь их влияние, очевидно, сильно ограничено - вплоть до необходимости менять схему вылетов авиации, чтобы избежать конфликтов с наращивающими свое присутствие в регионе российскими ВКС. Итого: в результате путинской интервенции режим Асада - давайте вспомним, что этот режим в XXI веке отвлекался от управления крысиными тропами, по которым "Аль-Каида" пробиралась в Ирак, только на то, чтобы взрывать американских солдат и совершать массовые убийства собственного народа - теперь кажется практически неуязвимым для боевых действий США, которые могли бы склонить Асада к войне. Стоит ли говорить, что еще менее вероятен риск для выживания его правительства", - говорится в статье.

"Эти изменения, которых Россия достигла своим военным вмешательством, - не преходящее явление, связанное с сирийским кризисом. Они, по-видимому, представляют собой более постоянный сдвиг в геостратегических реалиях Восточного Средиземноморья. Независимо от того, будет ли урегулирован текущий конфликт, новая российская авиабаза в Латакии (Сирия) почти наверняка никуда не денется. Российские истребители будут регулярно патрулировать регион, чтобы наблюдать за американскими военными кораблями и самолетами (и задирать их). Зенитно-ракетный комплекс С-400 - один из самых современных в мире - сможет поражать цели по широкой дуге, охватывающей юг Турции, Кипр, большую часть Израиля и север Иордании. Силы США и их союзников столкнутся с блокированием доступа к части территорий на южных флангах НАТО, с которым не имели дела десятки лет (или никогда). Странам региона придется каждый день принимать в расчет военное присутствие России у них на пороге. Это может оказать далекоидущее влияние на их решения и поведение - особенно в контексте продолжающегося режима экономии в США", - говорится в статье.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru