Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
15 апреля 2009 г.

Эллен Барри | The New York Times

Молдавия разрывается между Востоком и Западом

Если жители Кишинева и забывают иногда, что живут на линии разлома между Востоком и Западом, то во время Рождества они об этом точно вспоминают, пишет журналистка The New York Times Эллен Барри. Все дело в том, что молодой 30-летний мэр города, получивший образование в Румынии, вот уже два года подряд приказывает поставить елку 25 декабря, как в Румынии и Западной Европе, но оба раза президент Владимир Воронин отменял этот приказ, потому что Молдавия официально празднует Рождество по календарю РПЦ 7 января.

На прошлой неделе мир узнал, что раскол в молдавском обществе куда глубже и опаснее, чем просто спор о елке. Перед Молдавией, пишет NYT, в сущности тот же вызов, что и перед Грузией и Украиной - попытки переориентироваться на Запад после десятилетий российского влияния. Впрочем, тут все даже сложнее: за последние двести лет Бессарабией управляли русский царь, румынский король и Советский Союз.

Теперь же, после двадцати лет независимости, граждане Молдавии все еще не могут ответить на простой вопрос: "Кто же они?" Это противоречие и всплыло на прошлой неделе, когда огромная антикоммунистическая демонстрация переросла в беспорядки. Принимавшая в них участие молодежь утверждает, что ей не терпится покончить с советским наследием и вступить в объединенную Европу. В то же время люди старшего поколения больше симпатизируют России, а в погромах винят Румынию, якобы пытающуюся лишить Молдавию суверенитета.

Впрочем, замглавы молдавской миссии в ОБСЕ Клаус Неукирч полагает, что демонстранты не говорили об объединении. "Они лишь хотят признания того, что у обеих стран общие культурные корни и единый язык, - говорит он, - и того, что Молдавия является частью Европы, но не России".

Даже среди тех 76% жителей страны, что назвались молдаванами во время последней переписи населения, как пишет Барри, встречаются диаметрально противоположные мнения. Так, Вячеслав Туркан, таксист, работающий в России, называет жителей Румынии "цыганами" и обвиняет Бухарест в попытках захватить его страну, как это уже случалось в прошлом. А журналист "Радио Свобода/Свободная Европа" Василе Ботнару, напротив, вспоминает, какой культурный шок он пережил в детстве, когда нашел на чердаке румынские книги и смог читать их без словаря. Все, чему его учили в советской школе о различиях между молдавским и румынским, оказалось ложью.

После распада СССР молдавская элита переживала прорумынскую эйфорию: был изменен флаг, часовой пояс, введен латинский алфавит и др. Но после прихода к власти коммуниста Воронина идея "Великой Румынии" стала маргинальной. По мнению экспертов, молдавские политики предпочитают быть первыми в Кишиневе, нежели вторыми в Бухаресте. Сам же президент Румынии Траян Басеску не раз заявлял, что Молдавия и Румыния смогут объединиться лишь в рамках Евросоюза. Так или иначе, после известных событий Воронин отозвал посла из Бухареста и ввел визовый режим.

Погромы так и не решили основных вопросов. Часть молдаван по-прежнему ходит в русские церкви, другие предпочитают румынские. В киосках можно прочитать заголовки: русские газеты называют беспорядки "путчем", румынские - "революцией".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru