Архив
Поиск
Press digest
21 апреля 2021 г.
15 августа 2011 г.

Сэр Тони Брентон | The Sunday Times

Назад в СССР: день, когда красные снова восстали

Что было бы, если бы путч в августе 1991 года увенчался успехом? - вопрошает в своей статье в The Sunday Times сэр Тони Брентон, в прошлом посол Великобритании в Москве, и предлагает альтернативную версию истории.

87-летний "Владимир Крючков еще раз взглянул на дату на своем настольном календаре - трогательном напоминании о докомпьютерной эпохе - и надел плащ. Сегодня, более чем в любой другой вечер, он считал, что заслужил небольшой праздник. Партия оплатит - она перед ним, несомненно, в долгу", повествует автор.

Крючков "20 лет назад разработал план переворота, изменившего ход истории. Он остановил распад СССР, сверг ненавистного Горбачева и поставил заслон для раковой опухоли плюрализма. Теперь во всех общественных местах страны висел его портрет с подписью "Спаситель Советского Союза", - пишет автор.

Брентон описывает, как Крючков один идет в ресторан неподалеку от своего дома. "Официанты, потрепанные жизнью, одетые в изъеденные молью смокинги с чужого плеча, вскочили, приветствуя его", - пишет автор. Крючкову, постоянному клиенту, приносят то, что он заказывает обычно, - водку и черную икру. И он возвращается мыслями в "свинцовый август 1991-го", по выражению автора.

Перестройка - лекарство, предложенное Горбачевым - было хуже, чем болезнь. Плановая экономика забарахлила, уровень жизни упал, уровень преступности резко вырос, из магазинов исчезли товары первой необходимости. Крючков, глава КГБ в то время, сознавал, что политические реформы закончатся катастрофой. "В августе голосование, запланированное в советском парламенте, повлекло бы за собой отделение и независимость крупных частей СССР", - говорится в статье.

Голосование было назначено на 20 августа, а уже 17 августа Крючков собрал заговорщиков в доме отдыха КГБ под Москвой. "Первоначальный план - предполагавший арест Горбачева, который отдыхал в Крыму - провалился. Заговорщики взяли Горбачева под стражу, но он отказался уйти в отставку. Оставалось лишь несколько часов для подготовки вооруженного переворота", - говорится в статье. Крючков поежился, сознавая, как легко дело могло сорваться. Что если бы Ельцин избежал ареста и вокруг него сплотилось бы народное сопротивление?

"Крючков поздравил себя с одним ключевым решением, принятым на ранней стадии. Как только стало ясно, что Горбачев по-хорошему не уйдет, он привлек Владимировича - очень способного офицера КГБ из Петербурга. Этот офицер отчетливо проявил свою преданность делу, заметив, что распад СССР был бы худшей геополитической катастрофой века. Он внес в план Крючкова 4 ключевых изменения. Во-первых, настоял на аресте Ельцина еще до ввода танков 19 августа. Во-вторых, Владимирович настоял на том, чтобы задушить не только отечественную прессу, но и иностранную. Корреспондентов следовало депортировать, телефонную связь обрезать, передачи из-за границы глушить. В-третьих, танковые колонны, достигнув различных пунктов назначения, должны были не медлить, а немедленно занять объекты, воспользовавшись неразберихой. И, в-четвертых, Владимирович намекнул Крючкову, что Янаева нельзя подпускать к спиртному", - говорится в статье.

Все прошло по плану. "Подавляющее большинство россиян, всегда воспринимавших махинации Москвы как неуправляемые и вряд ли позитивные, стоически и безропотно продолжало вести свою обычную жизнь", - говорится в статье.

После прихода к власти ГКЧП обнаружил, что СССР разваливается, влиятельное меньшинство хочет демократии, а экономический кризис обостряется. "В этот момент Крючков почувствовал себя в своей стихии. Весь его опыт в КГБ говорил ему, что первым шагом к решению проблем России станет восстановление порядка", - пишет автор. Вдохновляясь примером Китая, он жестоко подавил движения за независимость Латвии и Эстонии. Оппозиционные газеты и партии закрывались, тысячи либералов оказались в тюрьме или в изгнании.

"Но Крючков сознавал, что риторику надо изменить. Его новым слоганом стало слово "Sila", означающее стабильность в стране и возрождение "железной хватки" СССР за границей", - говорится в статье.

Крючков сознавал, что превосходство рыночной экономики едва не обрекло СССР на поражение в холодной войне. Но советы западных экономистов, очевидно, были инспирированы ЦРУ, дабы разрушить СССР. Крючков взял за образец Китай, Корею [вероятно, Южную. - Прим. ред.] и Японию. "Импортные товары не допускались на рынок, а в стране строился государственный капитализм. Он был медлительным, неэффективным и коррумпированным. Но не было ни гиперинфляции, ни массовой безработицы, ни старушек, распродающих у Киевского вокзала свои последние жалкие пожитки", - говорится в статье. В конце 90-х делу помог рост доходов от экспорта нефти и газа.

"Крючков верно предугадал реакцию Запада на путч: сначала возмущение, затем смирение с фактом", - пишет автор. Даже Горбачев (создавший богатый фонд в Гарварде) и Ельцин, обосновавшийся в Дублине, не смогли убедить Запад рискнуть и поддержать права человека в СССР. Крючков также постарался, чтобы страны Центральной Европы не вступили в западный лагерь: "их стремление вступить в НАТО или ЕС было бы воспринято как агрессия". Западные державы смирились с этим диктатом. В Югославии СССР "поддержал сербов, не пустил в регион ни ООН, ни НАТО и создал себе лояльного союзника в лице "Великой Сербии", сформированной путем силового захвата значительных частей Хорватии и Боснии, а также жестокого подавления мятежа в Косово", - говорится в статье. За пределами Европы Саддам Хусейн и полковник Каддафи правили, никем ни сдерживаемые. В 1992 году США, опасаясь России, переизбрали Джорджа Х. У. Буша на второй срок. 12 членов ЕЭС в 1992 году договорились о монетарном и экономическом союзе, причем даже Великобритания перешла на евро.

Крючков попытался разжевать закуску своими плохими советскими зубными протезами. "Даже ему, герою Советского Союза, не разрешалось импортировать с Запада предметы личного потребления", - пишет автор.

В будущее Крючков смотрел без оптимизма. В 75 лет, в 1999 году, он передал власть "своему очевидному преемнику Владимировичу, который, видимо, столкнулся с теми же проблемами, что и Горбачев в свое время". Экономика стала работать лучше, но под бременем колоссального, неэффективного и коррумпированного советского госаппарата, а также оборонного бюджета развивалась черепашьими темпами, несмотря на богатства России. Крючков также сознавал, что Индия и Китай вскоре затмят экономическую и геополитическую мощь СССР.

А развитие экономических свобод повлекло за собой требования политических прав. "В эпоху интернета невозможно навечно удержать пар под крышкой котла. Теперь разрешалось создавать оппозиционные партии (правда, их ограничивали и пристально за ними следили), существовала оппозиционная пресса - активная, хотя и гонимая", - замечает автор. Крючков мрачно заключил, что как бы Россия ни нуждалась в автократии, грядет новая перестройка.

Источник: The Sunday Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru