Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
15 декабря 2004 г.

Пол Гобл | The Washington Times

Россия не станет "оранжевой"

Среди аналитиков утвердилось практически единодушное мнение, что в Российской Федерации отсутствуют предпосылки, необходимые для событий, подобных "оранжевой революции" на Украине: российский президент слишком силен, судебная система и партии слишком слабы, а население слишком разобщено.

Действительно, пишет Александр Храмчихин, занимающий националистическую позицию, в статье на сайте Prognosis.ru. что в России уже состоялась "оранжевая революция" в августе 1991-го. Тогда, пишет он, одержали верх либеральные прозападные силы, но "сегодня потенциал такого рода революций в России исчерпан".

Никакие западные деньги не помогут изменить ситуацию."Только параноик может всерьез верить, что все "оранжевые" на Украине куплены Соросом, Бжезинским и Березовским".

Кроме того, по общему мнению, в России невозможна и "красная революция", потому что, как продолжает Храмчихин, "строить коммунизм в каком бы то ни было виде у нас не хочет почти никто, особенно во главе с г-ном Зюгановым и К. Эти люди упустили свой шанс в 1996-м, и второго шанса у них не будет".

Но если в России мало шансов на "оранжевую" или "красную" революцию, то не может ли произойти революции какого-то другого цвета? Храмчихин предлагает один возможный вариант ответа, а выборы в шести территориальных единицах РФ в прошлые выходные могут указывать на другой.

Храмчихин считает, что цвет следующей революции - коричневый, то есть что ее поднимут национал-социалисты. "Национал-социалисты способны аккумулировать значительную часть левого электората, использовать нарастающую снизу и культивируемую сверху ксенофобию, переключить на себя значительную часть и без такого сверхвлиятельных сегодня силовиков".

Действительно, подчеркивает он, часть режима примет активное участие в "коричневой революции" - особенно учитывая вероятность падения цен на нефть и замедления экономического роста, связанного с нефтедолларами. Многие из этих людей хорошенько подумают, кого им поддерживать в будущем.

Конечно, заключает Храмчихин, "страна при новой власти проживет не более пяти лет". Но он считает, что это уже предмет другого разговора.

Если прогноз Храмчихина звучит пугающе и во многом неубедительно, поскольку он выступает в значительной степени сторонником определенной позиции, нежели аналитиком, то вариант, который следует из региональных выборов на прошлой неделе, можно назвать революцией "с оранжевой каемкой".

Во многих из этих регионов попытки Кремля создать управляемую демократию не увенчались успехом. Люди же, проживающие в этих регионах, напротив, вполне довольны своим положением.

Москва во многих таких случаях оказалась менее подготовленной к работе в судах с целью добиваться своего, и практически везде ее контроль над прессой оказался менее значимым на местном уровне, когда политика местных властей и личный контакт могут обесценить то, что утверждается в пропаганде со стороны СМИ.

Лилия Шевцова из Фонда Карнеги дает блестящее определение "оранжевой революции" на Украине, называя ее революцией "против имитации демократии" и "против бюрократически-авторитарного режима и кланового капитализма, против пакта вчерашних советских аппаратчиков и новых капиталистов". Об этом она пишет в статье "Испытание Украиной", опубликованной в "Новой газете" от 6 декабря.

Описываемые ей предпосылки существуют в России в той же мере, что и на Украине, но пока Кремль более успешно, чем украинские власти, справляется с воздвижением барьеров против того негодования, которое подобное положение вещей неизбежно провоцирует.

То есть аналитики, которые отрицают возможность "оранжевой революции" в России, почти наверняка правы. Однако есть угроза, что именно успех Кремля в сдерживании протеста может в конечном итоге привести к "коричневому" взрыву, которого хочет Храмчихин или к "оранжевой революции" в регионах, о возможности которой говорят результаты недавних выборов.

Любая из этих возможностей предвещает новые опасности - фашистский режим в столице России или разделение Российской Федерации как целостного образования. Как следствие, и в России, и на Западе многие боятся каких бы то ни было перемен - и этот страх играет на руку Путину в настоящий момент, но ни в коем случае не идет на пользу России в долгосрочной перспективе.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru