Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
15 декабря 2005 г.

Редакция | La Stampa

Ахмадинежад настаивает: Холокост - это миф

Холокост - "легенда". Заявив в октябре, что Израиль следует стереть с географических карт, а 8 декабря назвав это государство "раковой опухолью", которую необходимо удалить с Ближнего Востока, вчера иранский президент Махмуд Ахмадинежад приписал нацистские ужасы народному воображению, добавив, что эта ложь для Запада стоит дороже, чем вера.

"Европейцы, - заявил он, выступая с речью в городе Захедан, расположенном на востоке страны, и это выступление транслировалось напрямую государственным телеканалом, - создали миф о массовых убийствах евреев и поставили этот миф выше Бога, выше религии и пророков. Если кто-то отрицает Бога, религию и пророков - с ним просто не имеют дела. Однако если кто-то отрицает этот миф - на него начинают кричать и говорить, что он не может жить в сегодняшнем цивилизованном мире". Затем он предложил Европе и США выделить часть земли в Канаде или на Аляске, чтобы "евреи могли создать свое государство".

Нападки, приправленные новыми угрозами, связаны с развитием ядерного проекта. За несколько дней до начала переговоров с посредниками ЕС, стремящимися добиться от Тегерана гарантий по мирному использованию атомных технологий, Ахмадинежад объявил: "Будьте уверены, что я не отступлю ни на запятую в области наших законных прав в ядерной области. Мы уже имеем опыт и знаем все о вашем поведении, мы больше не дадим себя заворожить вашей лживой пропагандой".

Эти заявления были встречены общим негодованием. Первая реакция поступила из Израиля, который призвал международное сообщество "открыть глаза" на серьезность угрозы, которая исходит от режима в Тегеране. Затем последовали безапелляционные осуждения со стороны европейского сообщества и со стороны Соединенных Штатов. Немецкий канцлер Ангела Меркель намерена добиться протестного меморандума со стороны европейского саммита, который начинается сегодня в Брюсселе, не исключается демарш и в ООН.

В Италии Джанфранко Фини сказал, что произошедшее "должно мобилизовать мировое сообщество с целью занять единую и очень жесткую позицию". Министр иностранных дел отверг как неприемлемые утверждения одной иранской газеты, что Тегеран может блокировать итальянский импорт в качестве репрессивной меры в ответ на решение суда Рима, который заблокировал иранские средства в столичном филиале Национального банка труда.

Комментарий Фариана Сабахи

Почему иранский президент, избранный в июне, взял на прицел Израиль, объявляя его в октябре "опухолью", страной, "которую следует убрать с географической карты", и дойдя в эти дни до отрицания Холокоста? Иранская печать позитивно реагирует на заявления президента, называя его замечания "логичными и менее пассивными, чем заявления предшествующего правительства". Многие иранцы, как на родине, так и в диаспоре, насчитывающей миллионы человек, содрогаются, видя такого недипломатичного президента, который еще больше ухудшает имидж Ирана в мире, и вспоминают времена Кира Великого, когда Иран давал убежище евреям.

Проблема заключается в конституции Исламской Республики, где записано, что Иран отрицает государство Израиль и оказывает поддержку палестинскому народу. Эти положения, включенные в текст основного документа, всегда были весьма дискуссионными. В 1980-е годы, когда иранские "стражи исламской революции" помогали Сирии формировать движение "Хезболлах" в Ливане, иранское правительство приобретало при посредничестве Израиля американское оружие, которое использовалось в войне против саддамовского Ирака.

Во время президентства реформатора Хатами (1997-2005 годы) нам приходилось слышать о диалоге между культурами. Было очевидно, что Хатами не разделял позицию ястребов по отказу от поиска решений в отношениях с двумя государствами. На церемонии похорон Папы все видели, как он обменялся рукопожатием с президентом Израиля, родившимся и выросшим в том же иранском городе, откуда родом сам Хатами. На Западе думали, что антиизраильская риторика канула в небытие.

Во времена президента-реформатора на государственном иранском телевидении, тем не менее, продолжалась жесткая кампания против Израиля вообще и против премьера Ариэля Шарона в частности. Выпуски теленовостей часто начинались с сообщений о числе погибших и раненых на оккупированных территориях, а когда в репортажах показывали израильского премьер-министра, сразу же появлялась огненная звезда, пожиравшая Шарона. И все это на государственном телевидении, контролируемом Али Хаменеи!

Именно аятолла Хаменеи, а не вновь избранный президент, которого некоторые осмеливаются называть главой государства, действительно вершит власть, поскольку он контролирует вооруженные силы и полувоенные формирования (КСИР, революционных гвардейцев и исламские милиционные формирования - басиджи), а также средства массовой информации, за ним последнее слово во всех национальных вопросах и вопросах внешней политики. Таким образом, Ахмадинежад лишь занимает пост, но не обладает властью, он даже не может назначить министра нефти без согласия парламента.

Первые три кандидатуры на этот важный пост (80% иранского бюджета зависит от нефти) были отклонены парламентом, в частности консервативной фракцией, которая должна бы действовать в унисон с Ахмадинежадом. Даже несмотря на то, что он поднялся в социальной иерархии в результате женитьбы на дочери могущественного аятоллы Джаннати, новый президент - сын простого ремесленника. Его избрание в некотором роде должно свидетельствовать о том, что популистские идеалы исламской революции 1979 года стали реальностью.

Проблема в том, что за 26 лет Иран сильно изменился и правящий класс, состоящий из торговцев и членов шиитского духовенства, сильно обогатился. Своими заявлениями и, прежде всего, чистками в министерствах и на высших уровнях банковской системы с целью борьбы с коррупцией Ахмадинежад нарушает хрупкое равновесие. Как бы ни ярилось в ответ на его заявления мировое сообщество, Ахмадинежад не обладает правом нанести удар по Израилю. В действительности командуют, помимо верховного духовного лидера, представители духовенства и юристы, которые заседают в некоторых неизбираемых органах. Последнее слово в случае разногласий между различными структурами будет за Советом по определению приоритетов режима, который возглавляет могущественный Хашеми Рафсанджани.

В сложной политической системе, доставшейся в наследство от Хомейни после его смерти в 1989 году, ни один политический процесс не является по-настоящему демократическим. Само избрание Ахмадинежада произошло после того, как Совет стражей исламской революции (состоящий из 12 членов) отобрал восемь человек из более чем тысячи кандидатов. Основным требованием, помимо принадлежности к мужскому полу, было принятие принципов революции и конституции, среди которых фигурирует и отрицание государства Израиль при поддержке палестинского народа.

Наконец, Ахмадинежад не единственный ближневосточный лидер, выступающий против Израиля: речь идет о риторике, к которой порой прибегают главы государств некоторых арабских стран, при этом поддерживающие близкие отношения с Западом. Они это делают в интересах внутренней политики и не афишируют своих заявлений. Иран же сейчас в центре внимания, и любой предлог хорош, чтобы оказать давление на Тегеран в связи с его ядерной программой. А также в связи с его намерением открыть в 2006 году биржу на основе евро, на которой будут вестись торги нефтью, газом и другими нефтепродуктами. Принимая во внимание интерес к последнему предложению России, Венесуэлы и Китая и угрозу, которую представляет собой нефтяная биржа, опирающаяся на евро, главенству доллара, можно утверждать, что существует масса весомых поводов держать Иран под давлением.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru