Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
15 февраля 2007 г.

Дэниел Джонсон | The New York Sun

Путинская холодная война

По крайней мере, теперь вы знаете, чего можно ждать от Влада "Цепеша" Путина (Цепеш - прозвище трансильванского графа Влада Третьего, прототипа героя легенд о Дракуле. - Прим. ред). Антиамериканскую тираду президента на Мюнхенской конференции по безопасности в прошлые выходные немедленно сравнили с хрущевской вспышкой в ООН в 1960-м, когда несдержанный советский лидер снял ботинок и стукнул каблуком по кафедре.

Однако это сравнение неверно. Этот хладнокровный экс-полковник КГБ совсем не потерял самообладания; он точно знал, что делает.

Путин - непревзойденный мастер запугивания для достижения своих целей в политике. Как Макиавелли - у которого он научился гораздо большему, чем у Маркса - он считает, что лучше, чтобы тебя боялись, а не любили, если нельзя получить и того, и другого, и что государю не следует тревожиться, что его жестокость вызовет упреки, покуда его подданные сплоченны и лояльны ему.

Мишень путинского устрашения в данном случае была не тождественна предмету его осуждения. Америка не боится России или ее президента. Вместо испуга Роберт Гейтс, уверенный в силе своей страны, ответил на эту провокацию учтиво. Я сомневаюсь в том, что было мудро предлагать даже намек на извинение за политику его предшественника. Однако в любом случае, замечания Путина были адресованы не американской аудитории.

Нет, Путин точно знал, на кого его речь возымеет воздействие - на немецких устроителей конференции. Они тоже на публике были обходительны, однако в частном порядке выражали потрясение.

Задолго до падения Берлинской стены извилистый курс немецкой "восточной политики" (в отношении СССР и восточноевропейских стран. - Прим. ред.) предполагал деликатную балансировку. Пока Германия крепла, на протяжении холодной войны, она еще нуждалась в своих американских союзниках, чтобы гарантировать, что она не станет ядерным полем битвы Европы.

Однако опора на американского налогоплательщика в деле оплаты расходов немецкой обороны не помешала правительству Гельмута Коля, которое властвовало на протяжении большей части 1980-1990-х, превратиться в главного российского банкира, поставщика и покупателя.

Окончание холодной войны и крах Советского Союза на комфортных деловых отношениях почти не сказались. Действительно, объединение Германии было, по сути, бизнес-сделкой, заключенной Колем и Михаилом Горбачевым на Кавказе.

Немцы рисовали в своем воображении, что смогут профинансировать мирный переход России к демократии, а затем пожинать плоды зарождающейся капиталистической экономики. Это был квази-колониальный симбиоз: Россия должна была стать Диким Западом Германии.

При социал-демократическом наследнике Коля, Герхарде Шредере, вертикаль отношений неуловимо изменилась. Теперь Германия становится зависимой от российских нефти и газа, в то время как ее собственная экономика буксует. Когда Шредер ушел с поста канцлера, то занялся управлением газопровода, контролируемого российским "Газпромом". Президент Путин включил бывшего канцлера Германии в свои платежные ведомости.

Канцлер Германии Ангела Меркель, восточная немка, на собственном опыте пережившая коммунизм, относится к Путину с гораздо большей подозрительностью. Однако она слишком слаба, чтобы быть в силах что-то сделать. Когда российский президент яростно поносил расширение НАТО в прошлую субботу, он потрудился процитировать бывшего генерального секретаря НАТО, немца Манфреда Вернера, который в 1990 году пообещал, что к востоку от Германии войска НАТО размещаться не будут. Дело было, конечно, в то время, когда еще никто - по крайней мере, бюрократы НАТО - не мог себе и представить, что бывшие участники Варшавского договора, такие как Польша, не говоря уже о балтийских странах, живших при советском правлении, могут вступить в НАТО.

Российский президент также переписал историю холодной войны, потребовав признания роли русских в падении Берлинской стены. Будто бы именно русские своими знаменитыми "демократией, свободой и гласностью" снесли эту стену.

Многие немцы не знают, что лишь решительное сопротивление Рональда Рейгана, умело поддержанное Маргарет Тэтчер, сделало возможной бескровную победу в холодной войне. Они скорее поверят в ложь, которую ныне навязывает Путин, потому что их антиамериканизм ослепил их и не дает увидеть того факта, что современная Германия - это фактически англо-американское творение.

Госпожа Меркель в эту ложь не верит - однако ей недостает смелости произнести это. Она знает свой народ. Жесткие речи российских лидеров породили аллергическую реакцию в "средней Европе". Поляки смотрят на Америку, венгры на Германию, а немцы смотрят на свою чековую книжку.

Уже идут разговоры о новой холодной войне. Но, может быть, старая так и не закончилась.

Источник: The New York Sun


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru